1899-1917: Шулявская республика и студенческие движения начала 20 века

Неотъемлемой страницей истории КПИ является его участие в общедемократическом движении страны, что осуществлялось под лозунгом демократизации высшей школы, свободы студенческих объединений. Студенты требовали ликвидации полицейского надзора в высших учебных заведениях, выражали недовольство репрессивной политикой царизма. Уже весной 1899 года, тоесть, в первый год существования вуза, его воспитанники приняли участие во всероссийской студенческой забастовке, направленной против реакционной политики властей. Правительство ответило на это исключением из института, арестом и ссылкой 32 студентов - организаторов и активных участников забастовки. Однако студенческие беспорядки не прекращались на протяжении 1900 г. Студенты требовали возвращения в институт исключенных.

Студенческим движением в институте руководил созданный в начале 1899 г. Организационный комитет [10, с. 122], в состав которого входили представители революционных групп, объединений, землячеств. Он существовал нелегально. Организационный комитет имел тесную связь с Киевским советом объединенных землячеств и организаций, который размещался в помещении университета и руководил всеми студенческими организациями города. В состав совета вошли представители оргкомитета КПИ, в том числе особенно деятельные его участники А.И. Гусев и А. В. Винтер [10, с. 73]. Организационный комитет и Киевский совет землячеств действовали достаточно активно. Они знакомили молодежь с ходом первых массовых студенческих волнений, откликались на важнейшие политические события в стране, сообщали о студенческом движении в других городах. Правительство ввело строгий надзор за студентами, преследовало студенческие организаций, устраивало на кафедры вузов реакционную профессуру, а 29 июля 1899 г. издало «Временные правила о студенческих организациях», которыми предусматривались самые суровые меры относительно активных участников студенческого движения. На основе этих правил в январе 1901г. 183 студента Киевского университета за участие в массовых митингах отдали в солдаты.

Репрессии правительства вызвали волну протеста. Разразилась студенческая забастовка, которая до марта 1901г. охватила 35 учебных заведений страны. В январе первыми выступили студенты КПИ и университета, их поддержали студенты и рабочие Петербурга, Москвы, Харькова и других городов [33, с. 50].

11 марта 1901г. в Киеве снова состоялась демонстрация студентов университета, политехнического и других вузов. Вместе с рабочими киевских предприятий с красными флагами, они пели «Марсельезу» и прошли Крещатиком. Это совместное выступление произвело большое влияние на рост политического сознания и рабочих, и студентов. Как отмечалось в прокламации Совета студенческих организаций, демонстрация еще раз доказала, что естественным союзником студенчества является рабочий класс, и только вместе с ним протест молодежи может стать грозной силой, с которой власть будет считаться.

1901/02 учебный год характеризовался студенческими выступлениями, которые имели политическую направленность, в частности выдвигались требования демократизации высшей школы. 24 октября 1901 г. в большой химической аудитории состоялся общий институтский митинг, на котором обсуждался вопрос о реформе высшей школы. В принятой резолюции высказывалось глубокое возмущение тем, что в институте не восстановлено студентов, исключенных за участие в студенческих волнениях. Участники митинга требовали полной автономии высшей школы, невмешательства администрации в студенческие дела, обеспечение права поступления в высшую школу всем желающим, независимо от пола и национальности [35]. На массовой сходке 5 декабря 1901 г. было принято решение объявить забастовку, если до 20 января 1902 г. правительство не издаст закон об автономии высшей школы. На эту сходку пригласили директора института В. Л. Кирпичева, которого ознакомили с принятой резолюцией [10, с. 93]. Администрация поспешила отпустить студентов на рождественские каникулы и таким образом предупредить забастовку. Но ее надежды не оправдались. 21 января 1902 г. вновь произошла массовая общеинститутская сходка, что приняла решение о начале забастовки с прекращением занятий [36, с. 487]. Несмотря на категорический запрет министра финансов бастовать, студенты к занятиям не приступили, 5 марта 1902 г. институт был закрыт до осени. С целью прекращения студенческого движения полиция арестовала и выслала из Киева активных участников [37, с. 128]. Власти пытались успокоить студенчество отдельными поступками. 22 декабря 1901г. было обнародовано «Временные правила о студенческих учреждениях», по которым студентам разрешалось под наблюдением «учебного начальства» создавать просветительские кружки, библиотеки, выбирать курсовых старост и в исключительных случаях созывать студенческие собрания. Такие «свободы» не могли, конечно, удовлетворить демократическую молодежь. Поэтому 2 - 3 февраля 1902 г. студенты университета, политехнического и других вузов вместе с рабочими снова вышли на улицы города с политическими лозунгами. Произошла стычка с полицией, с обеих сторон были раненные. Полиция арестовала более 100 демонстрантов, среди которых 19 студентов [38, с. 30]. Выступления киевских студентов переросли в новую всероссийскую забастовку. Политика заигрывания царизма со студенчеством завершилась, таким образом, провалом, введение новых правил было сорвано.

Одной из форм революционной пропаганды в то время были лекции. В помещении КПИ их слушали сотни людей, преимущественно рабочие, здесь раздавали листовки, продавали нелегальные издания, собирали средства для революционной работы [10, с. 124]. Аудитории института нередко использовали для заседаний и собраний различные революционные организации, которые действовали за пределами института. Министерство внутренних дел в письме к министру финансов сообщало, что «при обследовании революционных организаций, действовавших в Киеве, выяснилось, что студенты Киевского политехнического института играют в местном революционном движении значительную роль. Одна часть действует среди местных кружков социал-революционеров и социал-демократов, другая же образовала особую студенческую антиправительственную организацию и направила свою агитационную деятельность на неорганизованную часть студенчества института ... »[10, с. 124].

О характере студенческого движения, росте его политической направленности свидетельствует содержание листовки оргкомитета КПИ, выданной 2 октября 1903 г. В ней говорилось о том, что «... после упорной борьбы, после многих и тяжких жертв стало ясно, что без политической свободы не может быть и академической ... что в первую очередь следует добиваться политической свободы, а для этого нужно покончить с самодержавием ... У нас оказался надежный союзник, проснулся рабочий класс ... он сознательно встал на путь великой борьбы с существующим строем. Вот куда мы должны повернуть наши взгляды, вот кто наш союзник. Там, в этих рядах, наше место »[10, с. 129].

В институте было оборудовано склады революционной литературы и организовано подпольную типографию. В июне 1904 г. полиция нашла один из таких складов на крыше главного корпуса и изъяла четыре пуда нелегальной литературы - брошюры почти 100 наименований, опубликованные в России и за рубежом, около 40 наименований открыток. Там же хранился гектограф и другие принадлежности для печати [39, с. 5].

Разными были взгляды профессоров и преподавателей института. Одни требовали только улучшение условий академической работы в рамках существующего строя, другие пытались достичь компромисса с властями. Им противостояла демократично настроенная группа профессоров и преподавателей, которая стремилась реформировать отечественную высшую школу.

Прогрессивная часть профессуры поддерживала связь с рабочими. Уже в феврале 1900 г. с участием профессора Н. И. Коновалова в помещении института была открыта воскресная школа, в которой учились рабочие завода «Гретер и Криванек», других предприятий. При институте 1901 г. начали работать также сельскохозяйственные курсы, на которых могли учиться не только мужчины, но и женщины. На курсах и в воскресной школе занятия, которые проводили профессора и преподаватели, имели демократическую направленность. Узнав об этом, царские власти вскоре их запретили [39, с. 106].

Часть профессоров поддерживала демократические требования студентов, в том числе требования автономии высшей школы, что положительно влияло на большинство решений совета института, касающиеся студенческого движения, а иногда и сама принимала участие в студенческих выступлениях. В конце 1901 г. совет института обратилась с просьбой к Министерству финансов о предоставлении возможности поступать в институт женщинам, а также всем желающим независимо от вероисповедания и национальности и выражала протест против вмешательства полиции во внутренние дела заведения [37, с. 126]. Это решение соответствовало требованиям студенческой сходки, состоявшейся 24 октября 1901 г. [10, с. 88].

Бурно развивались события в институте во время первой русской революции 1905-1907 гг. Расправа царизма над петербургскими рабочими 9 января 1905 г. стала причиной мощного революционного взрыва в стране. В те дни студенты и преподаватели института собрались в большой физической аудитории на митинг, чтобы выразить свой протест. Власти, узнав об этом, решили сорвать его и арестовать организаторов. Генерал-губернатор послал в институт наряд полиции, сводный батальон пехоты и сотню казаков [41, с. 103]. Студенты, забаррикадировавшись, не пустили полицию в помещение, и через окно у главного входа водой из пожарного шланга отрезали полиции и казакам вход в институт. После сходки студенты покинули здание и отправились в город, где устроили демонстрацию [42, с. 122]. Это выступление студентов имело ярко выраженный политический характер. Опасаясь, что институт может стать центром политических выступлений, власти 15 января 1905 г. приняли решение о его закрытии, рассчитывая запугать таким образом студентов и прекратить беспорядки. Однако вузовская молодежь продолжала собираться в помещениях КПИ. 21 января Министерство финансов отменило свое распоряжение о прекращении занятий. 31 января 1905 г. в большой химической аудитории собралось около 600 студентов и 14 профессоров и преподавателей. После бурного обсуждения ситуации собрание постановило занятия в институте не возобновлять до 1 сентября [43, с. 41]. Для окончательного решения этого вопроса совет института провел опрос 1005 студентов, из которых 996 высказались против возобновления занятий в текущем учебном году.

Занятия в институте, как и во всех высших учебных заведениях страны, было прекращены. Студенты включились во всероссийскую студенческую забастовку, принимали активное участие в собраниях, сходках и демонстрациях трудящихся города. Так, 7 февраля 1905 г в сходке рабочих и служащих управления Юго-Западной железной дороги приняли участие более 200 студентов-политехников. Большая сходка студентов Киевского университета и политехнического института состоялась также 21 февраля 1905 г.

Несмотря на неоднократные требования властей возобновить работу учебных заведений, занятия в КПИ, как и в других вузах, не начинались до сентября 1905 г.

В атмосфере общественного подъема правительство решило предоставить вузам автономию. 27 сентября 1905 г. были опубликованы «Временные правила об управлении высшими учебными заведениями», по которым профессорам предоставлялось право избирать директора, его заместителя и деканов, а студентам - собираться на сходки. На советы вузов возлагалась обязанность следить за ходом учебного процесса. Правительство рассчитывало этим успокоить либеральную профессуру и отвлечь студенчество от революционного движения, однако эти надежды не оправдались.
В сентябре - октябре 1905 года политехнический институт стал одним из центров политической пропаганды в городе. Здесь почти ежедневно происходили массовые митинги, их участники открыто обсуждали политические вопросы, распространяли нелегальную литературу, собирали средства на приобретение оружия. В митингах участвовала студенческая молодежь, рабочие, солдаты [10, с. 174]. На митинге 9 сентября, который длился почти 9 часов собралось около 3 тыс. человек. Перед собравшимися выступили 22 ораторы, призывавшие к свержению самодержавия [44, с. 612]. На митинг 9 октября, как сообщила газета «Киевское слово», собралось более 5 тыс. человек.
В стенах КПИ было прочитаны лекции на темы: «Главные моменты в развитии рабочего класса», «О тактических различиях между большевиками и меньшевиками», «Аграрный вопрос и аграрная политика» и др.

Чтобы прекратить революционную деятельность в стенах КПИ, по распоряжению киевского генерал-губернатора, полиция и войска 14 октября 1905 г. окружили институт. На его территорию пропускали только лиц, которые здесь жили. В тот же день совет института выразил протест против «военной блокады» [38, с. 36]. На 18 октября было назначено общеинститутскую сходку, но утром из газет стало известно о Манифесте 17 октября, в котором правительство обещало политические свободы и созыв законодательной Думы. Студенты, которые собрались в институте, организовано отправились на Думскую площадь (ныне Майдан Независимости), куда со всех концов города сходились тысячи людей. События того дня завершились расстрелом демонстрантов [38, с. 36]. И все же, несмотря на кровавую расправу, революционная борьба нарастала. В большой физической аудитории 30 октября состоялось первое заседание Киевского совета рабочих депутатов (председателем совета был избран рабочий завода «Гретер и Криванек» Федор Алексеев).

Рабочие и революционно настроенные студенты КПИ, которых насчитывалось уже более 600 человек, готовились к вооруженному восстанию [10, с. 189]. В химической лаборатории для боевых дружин тайно изготавливали бомбы [32, с. 107].

20 ноября 1905 г. в Киеве ввели военное положение. Начались массовые аресты. Городской совет рабочих депутатов был вынужден уйти в подполье. Местом своего пребывания он выбрал фабрично-заводской район Шулявки, который называли «Шулявской республикой». Объединенные в боевые дружины рабочие еще в середине ноября выгнали отсюда полицию. Центром «республики» был политехнический институт [37, с. 140].

По решению совета рабочих депутатов 12 декабря 1905 г. началась всеобщая забастовка рабочих Киева. Царские власти готовились к расправе с бастующими. В ночь на 16 декабря войска окружили район Шулявки. Начались уличные столкновения дружинников с солдатами, но силы были неравными. 17 декабря правительственные войска захватили Шулявку. Начались обыски и аресты. Члены Киевского совета рабочих депутатов и активные участники революционного движения были арестованы [38, с. 38]. На территорию института власти ввели войска. На квартирах некоторых преподавателей и многих студентов полиция также сделала обыски. Инициаторов революционных событий было арестовано и выслано на три-четыре года до отдаленных мест России [45, с. 38].

После разгрома «Шулявской республики» стачечная волна в городе пошла на спад. Занятия в КПИ, как и в других вузах начались в сентябре 1906г., но с первых дней обучения студенты возобновили революционную работу. Киевское охранное отделение донесло Департаменту полиции, что университет и политехнический институт снова стали центрами антиправительственной пропаганды и местами хранения оружия [46, с. 65].

22 сентября 1906 г. в одном из домов КПИ, несмотря на запрет генерал-губернатора переступать порог института сторонним лицам, состоялась конференция рабочих организаций соседних предприятий. Движение протеста студентов института не прекращалось в течении всего 1906 года.

После роспуска правительством первой Государственной думы, 11 июня 1907 г. были введены новые «Правила о студенческих организациях и проведении собраний в стенах высших учебных заведений». «Правила ...» фактически ликвидировали вузовскую автономию. Однако полностью вытравить революционный дух в среде студентов правительству не удалось. В институте полулегально действовали студенческие организации, в состав которых входили несколько сот студентов, профессора и преподаватели [47, с. 256]. В вузе продолжалось чтение рефератов на политические темы, распространялась революционная литература, собирались средства для оказания помощи участникам революционной борьбы, которые находились в тюрьмах.

По данным Киевского охранного отделения, 1908 г. с 2 тыс. студентов КПИ в революционном движении приняли участие более 1000 человек [47, с. 256]. В 1907-1908 гг. протест студентов был направлен прежде всего против введения новых «Правил ...». В сентябре 1908 г. вместо прежнего совета студенческих представителей был создан новый студенческий руководящий орган - коалиционный совет.

Осенью 1908 г. студенты КПИ, по примеру студентов других городов, активно поддержали всероссийскую студенческую забастовку протеста против наступления царизма на автономию высшей школы, которая началась по инициативе студентов Петербургского университета. 24 сентября 1908 г. в институте состоялась массовая сходка, в которой приняли участие около 1500 студентов. Большая физическая аудитория не смогла вместить всех желающих. В принятой резолюции отмечалось, что политехники решительно протестуют против политики правительства и присоединяются к всероссийской студенческой забастовке. Студенты требовали утверждения автономии высшей школы, свободы для развития науки и преподавания, обеспечения возможности поступления в вузы абитуриентов с определенным образовательным цензом независимо от пола и национальности, признания прав студенческих представителей и организаций [48, с. 187]. Борьбу за автономию высшей школы поддержали прогрессивно настроенные профессора и преподаватели.

Отмены новых «Правил ...» требовал также совет института. 4 октября 1908 г. на своем чрезвычайном заседании он одобрил текст докладной записки в Министерство финансов, в которой сообщалось, что общее студенческое собрание 24 сентября состоялось с разрешения директора института, подчеркивалось, что волнения среди студентов вызваны событиями в вузах всей страны. Совет считал, что единственным условием восстановления нормального учебного процесса в институте является отмена «Правил ...» от 11 июня 1907 [10, с. 225]. В знак протеста против введения новых «Правил ...» в отставку подали директор института В.Ф. Тимофеев, деканы В.Г. Бажаев, А.А. Радциг, В.Г. Шапошников, Е.А. Патон [49, с. 49]. Министерство внутренних дел, со своей стороны, потребовало уволить из института профессоров М.П. Чирвинского, М.М. Тихвинского, Ю.М. Вагнера, А.В. Нечаева, М.А. Артемьева, Д.П. Рузского, С.А. Иванова, Е.П. Вотчала, А.В. Ключарова и директора института К.Т. Дементьева [10, с. 242]. В то же время черносотенная газета «Киевлянин» призвала вообще закрыть КПИ, а его дома передать под казармы солдатам.
1910 г. в стране снова оживилось революционное движение. Ярким проявлением этого стало выступление рабочих, интеллигенции, студентов в начале ноября. В ряде городов прошли массовые демонстрации, студенты КПИ по поводу смерти Л. Н. Толстого объявили траур, прекратили занятия и направили делегацию в Ясную Поляну на похороны писателя [12, с. 27], приняли участие в демонстрации на Театральной площади. Как отмечалось в донесении Киевского охранного отделения, демонстрация носила мирный характер, но когда прибыли студенты-политехники, появилась потребность во вмешательстве полиции. За участие в этой демонстрации 28 студентов были арестованы [48, с. 151].
Волна студенческих выступлений постепенно нарастала. На сходках все чаще обсуждались политические проблемы, принимались политического характера резолюции. Так, в конце 1910 г. на студенческих сходках в институте было принято резолюции протеста против издевательства над политическими заключенными и применения смертной казни [10, с. 256]. В январе 1911 г. в высших учебных заведениях студенческие беспорядки вспыхнули с новой силой. Они были вызваны распоряжением властей, подтверждающие отмену автономии высшей школы, запрет студенческих собраний и организаций. В помещения вузов разрешалось «в случае необходимости» вводить войска и полицию. Студенты Петербургского университета в знак протеста против произвола властей призвали объявить всероссийскую студенческую забастовку. Студенчество страны горячо поддержало призыв. Коалиционный совет КПИ выразил намерение присоединиться к всероссийской студенческой забастовке. В листовке от 21 января 1911 г. отмечалось, что «студенчество должно отстаивать свои академические права, бороться за них ... Академическая борьба превращается в политическую». Открытка заканчивалась словами: «Да здравствует свободная школа в свободной стране» [10, с. 258]. Студенческая забастовка, начатая 29 января 1911г., продолжалась более двух месяцев и завершилась только 8 апреля. На своих сходках студенты живо обсуждали текущие дела и политические события, распространяли листовки, в которых говорилось о положении в стране, призывали к стойкости в борьбе, единения с рабочими. Киевская охранка отмечала, что «во главе студенческого движения в Киеве - Киевский политехнический институт с вполне определенным революционным характером своих выступлений, что в других вузах так ярко не выражено» [10, с. 294]. Власти неоднократно пытались подавить эту забастовку, вводили в институт усиленные наряды полиции [10, с. 265]. В марте 1911 г. было арестовано 12 студентов-активистов, которых обвинили в принадлежности к коалиционному совету. Забастовка вызвала сочувствие и поддержку рабочих [10, с. 286].

Против правительственного циркуляра об отмене автономии высшей школы выступал и профессорско-преподавательский состав института. 31 января 1911г. совет института 21 голосом против 8 принял постановление, в котором утверждалось, что «студенческие беспорядки, охватившие сегодня Киевский политехнический институт наряду с другими высшими учебными заведениями империи, находятся в непосредственной связи с циркуляром Совмина от 11 января », что этим циркуляром« профессорская коллегия и директор лишены возможности прибегать к ответным мерам по поддержанию нормальной учебной жизни». Совет института заявил, что в связи с этим он снимает с себя ответственность за учебный процесс [50, с. 29].

В ответ на упомянутое постановление совета института Министерство торговли и промышленности уволило с работы деканов химического (А.В. Нечаева), инженерного (С.П. Тимошенка) и механического (К. Шиндлера) факультетов [51, с. 15]. Еще 17 профессорам был объявлен выговор [51, с. 4].

Совет института не согласился с этим решением и послал в министерство специальную делегацию с ходатайством о восстановлении на работе уволенных профессоров. Однако эту просьбу министерство не удовлетворило. В знак протеста семь известных ученых-профессоров - М.А. Артемьев, М.М. Тихвинский, Д.П. Рузский, А.В. Ключаров, Ю.М. Вагнер, Л.В. Писаржевский, С.А. Иванов - 10 марта 1911 г. подали заявление об увольнении с работы. Министерство приняло их отставку, поскольку это были преимущественно те преподаватели, увольнение которых требовали П. Столыпин и киевский генерал-губернатор.

Увольнение ведущих ученых ослабило учебную и научную работу в институте. Большинство кафедр и учебно-вспомогательных учреждений в течении длительного времени оставались без руководителей [12, с. 29].

Толчком к новому подъему массового движения в Киеве стали Ленские события апреля 1912 г. [134], а также провокационный судебный процесс, который состоялся в Киеве 1913 г., так называемое дело Бейлиса [44, с. 664]. Оно, как уже отмечалось в листовке, напечатанной в КПИ, направленно «одним концом против еврейского народа, другим - против всей России». Открытка призвала студентов принять участие в забастовке 25 сентября и выразить протест против этого позорного процесса [10, с. 312].

Дальнейший подъем студенческого движения в КПИ связано с празднованием 1914 г. 100-летия со дня рождения великого украинского поэта-революционера Т. Г. Шевченка. Прогрессивная общественность страны готовилась торжественно отметить эту дату, но царское правительство запретило любые мероприятия по чествованию поэта. Местная власть приложила значительные усилия, чтобы не допустить в юбилейные дни публичных собраний, выступлений, распространения произведений Т. Г. Шевченка, постановки его пьес [28, с. 33]. С гневом и возмущением восприняла такие шаги правительства демократическая общественность страны. Она призвала выразить протест против «гонителей Шевченка», «остатков крепостного варварства». В распространенной 27 февраля прокламации говорилось: «В день памяти поэта ... присоединяйтесь к общему протесту против правительственного угнетения, протестуйте против поработителей ваших прав и прав наций» [52, с. 525].

Самое активное участие в подготовке и проведении юбилейных торжеств приняла молодежь. Она стала инициатором создания Киевского общегородского особого комитета для организации студенческих выступлений, к которому, кроме студентов-украинцев, вошли представители польского, грузинского и армянского землячеств. Они напечатали листовки с призывом широко отметить шевченковские дни, организовать чтение на русском, украинском и польском языках произведений поэта. 25-26 февраля молодежь вышла на демонстрации, протестуя против царской политики национального угнетения, организовала митинги и собрания. Во время столкновений с черносотенцами и полицией 26 февраля были арестованы более 100 студентов, в том числе и политехники [10, с. 317].

С началом первой мировой войны в Киеве как прифронтовом городе было введено военное положение и усиленно военно-полицейский режим. Осенью 1914 г. в КПИ создались нелегальные студенческие кружки, в которых обсуждались положение в стране, события в городе и институте. В лазарете, устроенном на его территории, студенты активно вели революционную пропаганду среди раненых солдат [10, с. 322], распространяли листовки с призывами к политическим забастовкам. Так, открытки Комитета украинской молодежи и общего коалиционного совета вузов Киева призвали к политической забастовке в день рождения Т. Г. Шевченка [53, с. 134]. В апреле 1915 г. распространялась листовка с призывом отметить годовщину ленских событий протестом против самодержавия [54, с. 115], в феврале 1916 г. появилась открытка коалиционного комитета высших учебных заведений Киева с призывом присоединиться к однодневной всероссийской забастовке в знак протеста против суда над рабочими, которые входили в состав IV Государственной думы. В напечатанной в апреле 1916 г. открытке, группа студентов-политехников требовала прекращения войны и свержения самодержавия [10, с. 326]. На собрании студентов вуза, что состоялось в апреле 1916 г., было высказано уверенность в необходимости скорейшего прекращения войны [10, с. 327].

Победа Февральской буржуазно-демократической революции вызвала большой революционный подъем во всей стране. По Киеву прокатилась мощная волна митингов и демонстраций. С Лукьяновской тюрьмы было освобождено политических заключенных, разгромлено охранное и жандармское отделения, разоружено полицию. Студенты-политехники сняли с униформы наплечники с вензелями Александра II. 1 марта 1917 г. на Думской площади состоялся многотысячный митинг, в котором активное участие приняли студенты вуза. Массовая сходка студентов приняла резолюцию о продлении революционной борьбы совместно с рабочими города [12, с. 35].

Революционные события в городе нарастали. Утром 16 марта 1917г., в «день праздника революции», из всех районов в центр города направились колонны рабочих, студентов и солдат. Брест-Литовское шоссе заполонила многотысячная колонна с Шулявского района. К рабочим завода «Гретера и Криванека» присоединялись все новые группы рабочих, мастеров из других заводов. Политехники к этому празднику подготовились заранее. Уже в семь часов утра они собрались у главного корпуса института и дружными рядами влились в общую колонну. Многие студенты, как и рабочие, держали в руках флаги, плакаты и лозунги, а грудь украсили красными лентами [44, с. 238].

По примеру рабочих студенты киевских вузов создали совет студенческих депутатов с представителями всех вузов города. Собрание студенческих депутатов, состоявшееся 24 марта 1917г., выразили доверие коалиционному совету и большинством голосов приняли решение о том, что в совет студенческих депутатов и коалиционный совет должны избираться представители только от социалистических партий. По инициативе коалиционного совета, студенческих организаций университета и КПИ 1 июня 1917 г. в Киеве был открыт клуб студенческой молодежи [10, с. 344]. С марта 1917 г. политехнический институт вновь стал местом проведения массовых студенческих сходок, митингов и собраний. Студенты, преподаватели, служащие института теперь уже открыто обсуждали различные вопросы общегосударственной и институтской жизни, требуя прежде всего демократизации органов управления институтом. На одном из таких собраний коалиционному совету было поручено разработать программу участия студентов в органах управления КПИ. Для поддержания порядка и охраны института по решению общеинститутского собрания было создано студенческую милицию и товарищеский суд [10, с. 334].

Профессора, преподаватели и лаборанты, уволенные по приказу властей 1911 г. как неблагонадежные, вернулись на работу. В октябре совет рабочих и солдатских депутатов Шулявского района обратился в совет института с просьбой организовать силами института чтение публичных лекций для рабочих и солдат района, а также предоставить помещение для занятий, что проводил районный совет рабочих и солдатских депутатов. 6 октября 1917 г. совет института принял решение о чтении публичных лекций по отдельным проблемам и преподаванию популярных систематических курсов. Для организации этой работы была создана специальная комиссия. В ее состав вошли профессора В. А. Синцов, В. М. Чирвинский, В.Г. Шапошников, В.П. Устьянцев, К.К. Симинский.

Октябрьские события 1917 г. в Петрограде оказали значительное влияние на положение в Украине. Как свидетельствуют документы, КПИ в то время стал одним из центров подготовки нового выступления в Киеве. 9 ноября 1917г. общее собрание членов районного совета рабочих и солдатских депутатов выбрало революционный комитет Шулявского района для его подготовки. В помещении института разместился районный штаб красногвардейских рабочих отрядов во главе с В. М. Довнар-Запольским. Студенчество активизировало свои действия в борьбе за демократизацию управления учебными заведениями. Выработанные коалиционным советом рекомендации под названием «Положение о минимуме требований демократизации высшей школы» 2 ноября было подано в совет КПИ [10, с. 336]. В этом документе выдвигались требования признания правомочности студенческих представительных органов, участия студенчества в управлении вузами, обеспечение полной свободы сходок и студенческих организаций, разрешения посещать лекции и библиотеку института всем желающим и т.д. (всего 15 требований) [55, с. 168]. Однако совет института признал неприемлемыми ряд требований, что якобы приводят к снижению академического уровня подготовки специалистов. Только 25 ноября 1917 г. под давлением общественности совет института узаконил некоторые из этих требований, в том числе предоставление студентам свободы сходок и организаций в стенах института, а также посещение лекций и библиотеки посторонними лицами, желающими получить высшее техническое образование [56, с. 69].

2 декабря 1917г. на собрании студентов был избран исполнительный комитет, которому поручалось активизировать борьбу за осуществление демократических реформ в институте и признание всех пунктов «Положения ...» [57, с. 64].
Студенческое движение, развернувшееся в стране в конце XIX - начале XX в., было частью общенародной борьбы против самодержавия и реакции, за демократию. Заметное место в нем занимали выступления молодежи высших технических учебных заведений, в том числе КПИ.

Киевский Политехнический институт Очерк истории.- Киев: "Наукова думка", 1995.- 320 с.