Парк КПИ: прошлое и настоящее

Каждое утро поезда метро привозят на станцию ​​"Политехнический институт" тысячи и тысячи пассажиров. Для большинства из них институт, или, точнее, уже давно университет - Национальный технический университет Украины "Киевский политехнический институт имени Игоря Сикорского" - это место их учебы или работы. Для многих - когда-то обучение, а теперь работы. Приезжают сюда люди не только на метро, ​​но и троллейбусами, трамваями и маршрутками - КПИ расположен очень удачно, с любого района города добраться сюда легко, и это в глазах студентов добавляет ему привлекательности. Потоки людей вливаются под зеленые своды старого парка и разделяются дальше по аллеям, которые ведут к университетским корпусам. Путь привычный, поэтому тех, кто преодолевает его ежедневно, совсем не удивляет, что главный центр технической науки и образования Украины начинается не со строгих функциональных сооружений, как, кажется, следовало бы для такого серьезного учреждения, а из живописного зеленого массива. Однако для абитуриентов и их родителей, которые впервые попали в Киев, такой вход к желанному вузу - неожиданность. Тем приятнее, что эта естественная преграда довольно неплохо защищает территорию КПИ от шума и выхлопных газов одной из главных киевских автомагистралей.

Проходит немного времени, и аллеи заполняет другая публика. Среди них преобладают мамы с детьми, пенсионеры и любители бега трусцой. Собственно, спортсмены разной степени подготовки бывают здесь с самого утра и до позднего вечера, но студенты бегают в основном утром и вечером - день их, конечно, подчинен расписанию занятий. Не пустует парк и зимой - когда есть снег, пробежаться здесь на лыжах любят не только дети, но и взрослые. Более того, иногда здесь даже проводятся лыжные соревнования!

Стоит заметить, что кроме жителей окрестных улиц, съезжаются сюда киевляне и из других районов Киева - благодаря удобному расположению университета это сделать нетрудно. Словом, парк КПИ - место известное, и среди горожан популярное.

А еще - очень хорошее, потому что до его появления были причастны настоящие специалисты своего дела. И было это не вчера, а более ста десяти лет назад, ведь парк - ровесник университета и создавался как его неотъемлемая часть.

Поэтому рассказывать о нем нельзя, не вспомнив хотя бы бегло историю возникновения в Киеве этого учебного заведения. .

Саперное поле

В конце XIX века для Украины, или Юго-Западного края, как называли тогда нашу землю в официальных документах, проблема подготовки собственных инженерных кадров стояла чрезвычайно остро. Соответствующих специалистов до 1898 года на территории подроссийской Украины готовил только Харьковский практический технологический институт. Правда, кафедры технологии, которые выпускали инженеров, существовали еще в университетах Киева, Харькова и Одессы, но этого было мало. Поэтому тему открытия новых высших технических учебных заведений в крупнейших промышленных центрах края представители местных предпринимательских кругов нарушали при любой возможности. Особенно настойчивым в этом вопросе было киевское купечество (так тогда называли предпринимателей). Оно и неудивительно: Киев в то время стал настоящей столицей производства сахара, сахароторговли и мукомольной промышленности. С другими регионами страны его объединяла сеть транспортных артерий - здесь пересекались Юго-Западная, Московско-Киевско-Воронежская, Полтавская, Ковельская железные дороги. Транспортные возможности Киева удачно дополнялись его расположением на берегу главной водной транспортной артерии края - Днепра. Поэтому и машиностроительные предприятия росли здесь как грибы после дождя. Квалифицированные технические специалисты были нужны как воздух. Поэтому разговоры о создании в городе учебного заведения для их подготовки шли с 80-х годов XIX века. Однако в практическую плоскость они перешли лишь в конце девяностых годов XIX века, после того как к делу подключилась киевская власть в лице тогдашнего председателя Городской думы Степана Сольского и власть государственная, которую представлял тогдашний министр финансов Российской империи Сергей Витте.

Было принято решение о создании в Киеве не среднего технического училища, как это планировалось ранее, а политехнического института по примеру "политехникумов в Цюрихе, Мюнхене, Вене, Ганновере и др ..." с тремя отделениями: механическим, химическим и сельскохозяйственным (заметим, что немного позже к ним добавили еще и инженерное, которое должно было готовить инженеров-строителей).

На том, каким образом было решено чрезвычайно важный вопрос финансирования нового учебного заведения, подробно останавливаться не будем - об этом можно узнать из источников, посвященных истории высшего образования в Украине и книг и статей по истории КПИ. Заметим только, что деньги на его создание поступали как от благотворителей, прежде всего киевских предпринимателей и их объединений, так и из государственного и городского бюджетов. Более того, Киевская городская дума для обеспечения финансовой поддержки нового учебного заведения в 1898 году выпустила облигации 5-процентного займа на общую сумму 300 тысяч рублей со сроком погашения в 1965 году.

Не сразу организаторы определились с местом расположения будущего института. Сначала рассматривались участки на Печерске (по ул. Лабораторной), на Батыевой горе, на Лукьяновке и другие. Однако после тщательного взвешивания всех "за" и "против" Комитет по устройству политехнического института принял решение о размещении нового института на Шулявке, вдоль Брест-Литовского шоссе.

Участок этот, площадью 38 десятин, принадлежала военному ведомству и представляла собой заброшенное поле для военных учений, или, как его еще называли, "Саперное поле", с двумя песчаными холмами посередине, многочисленными ямами и без каких-либо признаков кустарников или деревьев. От нынешнего проспекта Победы ее отделял ров глубиной местами более 2 метров. Взамен военные получили ровно вдвое больший участок казенных земель в другом месте.

В конце ноября 1897 года был объявлен конкурс на эскизные проекты сооружений КПИ "... с договором выплаты 1000 руб. за каждый поданный проект и сверх того 4000 тыс.руб. автору признанного лучшим проекту после исправления его автором согласно полученным замечаниям". Уже в марте следующего года конкурсная комиссия приняла решение о победителе конкурса. Из восьми представленных на него проектов лучшим было признано разработку известного петербургского архитектора И.С.Китнера. Проект был подан под красноречивым девизом "Prestissimo" ( "Очень быстро"), и действительно, темпы его реализации были чрезвычайно высокими: уже в мае начались земляные работы, а в сентябре следующего, 1899 года, были освящены первые институтские здания. Именно сооружения, а не отдельный дом, поскольку институт, по примеру лучших европейских вузов, проектировался именно как учебно-научный комплекс, своеобразный городок с учебными и производственными корпусами, жилыми домами, опытными участками, прудом, ботаническим садом (или, точнее, небольшим дендропарком ) и даже собственным парком площадью примерно 14,5 гектара. Все было направлено на внедрение в жизнь идеи политехнического образования, задачей которой является не только накопление будущими специалистами определенного объема знаний, но и формирование у них навыков самостоятельной деятельности. Для этого студенты получали возможность не только слушать лекции, но и работать в лабораториях, производственных мастерских, на учебной ферме с опытным полем и загонами для скота, а также в ботаническом саду и парке. То есть, теоретические знания они могли сразу подкреплять практической работой.

Рождение парка

Для студентов сельскохозяйственного отделения местом приобретения новых навыков, кроме лабораторий, опытных полей, двора и т.д., стали также ботанический сад и парк. Правда, вскоре после начала работы института их вывели из подчинения кафедры ботаники, которая, по мнению ее первого заведующего, известного ученого профессора Евгения Вотчала, должна была быть освобождена от того, что не было связано с ее непосредственными обязанностями, то есть только преподаванием и научной работой. Однако при этом студенты именно сельскохозяйственного отделения ряд практических занятий проводили в ботаническом саду и парке.

Правда, такая возможность появилась не сразу после начала работы института - растения здесь росли плохо. Объясняется это, прежде всего, характером грунтов и рельефа выделенной под институт местности: без должного ухода деревья там просто не приживались. Как вспоминал в 1913 году первый ректор КПИ Виктор Кирпичев, территория, которая была выделена под институт, напоминала пустыню. На ней не росло не только деревьев или кустов, но и ни одной травинки. Вся она была перекопана ямами, вокруг были следы кухонь, полевых столовых, палаток. В день торжественной закладки КПИ, проходившего 30 августа 1898 года, стояла жара, сильный ветер поднимал тучи пыли и песка, и это еще больше усиливало сходство этого участка с пустыней.

Територію під парк КПІ вже розплановано

Распланировано парк было в 1901 году, и в том же году начался массовый завоз саженцев. Правда, первые деревья были здесь высажены чуть раньше - еще осенью 1900 года - это были растения из Ботанического сада Университета Святого Владимира, за которые институт заплатил 69 р. 75 коп., и 100 пирамидальных тополей из известного киевского питомника Е.Кристера на общую сумму 20 рублей. На своем заседании 28 февраля 1901 года Правление КПИ постановило, что осуществление посадок будет распределено на три года. Впрочем, осуществлялись они и в годы следующие: например, в 1912 году там было высажено 200 деревьев. Вскоре в парке появились 2300 саженцев желтой акации от садовника И. Кагарлицкого, новые поступления из питомника Е.Кристера, другие насаждения. Обязанности по попечительству парком было возложено на ученого-садовода Е.И.Блекте, который осуществлял руководство всеми работами в нем и составлял планы посадок. С той поры и до революции 1917 года содержание парка и плата персонала - садовнику и рабочим - обходились институту в 1000-1200 рублей ежегодно.

Уже в апреле 1902 года Правление института приняло от Строительной комиссии "спланированную, обнесенную временной оградой и оснащенную дорогами, тротуарами и электрофонарями усадьбу Института площадью 38 десятин с устроенным на ней парком ..." Однако, хотя основные работы в парке были закончены, он нуждался в дооснащении - приведении в надлежащий вид дорожек, установке скамеек, обустройстве цветников и тому подобное. Поэтому работа в нем продолжалась и в дальнейшем.

Согласно смете, на строительство парка выделялось 49 тыс. 143 руб. 48 коп. В основу планирования было положено регулярный принцип, то есть создавался так называемый "французский" парк, в котором рисунок аллей, дорожек и клумб с зелеными насаждениями имеет правильную геометрическую форму. Длина аллей должна была составлять примерно 1500 сажень, то есть более 3 километров.

Обсаженные деревьями и кустарником аллеи парка соединяли ближайшие улицы с учебной и жилой зонами. Некоторые из них дошли до нашего времени и даже сейчас имеют вполне удовлетворительное состояние. Это ясеневая аллея в восточной части парка, липовая аллея от корпуса 35, где сейчас расположен Институт прикладного системного анализа КПИ им. Игоря Сикорского, к проспекту Победы, дубовая аллея в южной части парка, каштановые аллеи на проспекте Победы и возле первого корпуса. Плотные посадки от проспекта постепенно переходили в ландшафт полуоткрытых и открытых пространств у корпусов. Это позволяло органично совместить декоративные деревья и кустарники между собой и архитектурными сооружениями, что создавало живописные пейзажи университета. Среди разнообразия деревьев выделялись отдельные рощи и группы: среди них из сосны, ели, лиственницы, сиреневые и жасминовые аллеи.

Большинство растений сажали по типу лесных культур, то есть сеянцами возрасте 2-5 лет. Сеянцы были завезены из Фастовского лесничества: акация белая, клен серебристый, берест, дуб обыкновенный, ясень, липа сердцелистная, клен остролистный, сосна, береза, ель. Редкие, как уже сказано выше, предоставил Ботанический сад Киевского университета Святого Владимира.

Народження парку КПІ. 1900-ті рр.

 Стоит заметить, что парк рос параллельно с новыми корпусами и жилыми домами института, поэтому вся территория учебного городка стала, по сути, одним большим зеленым массивом, при том, что территория, собственно, парку ограничивалась широкой полосой растительности, что тянулась вдоль Брест-Литовского проспекта. Однако между сооружениями парк практически незаметно переходил в ботанический сад (дендропарк), которым заведовал профессор Вотчал, и его участки с вегетационным домиком, оранжереями и бассейном, расположенные за главным (первым) корпусом, служили уже чисто учебным и научным целям. Кстати, упомянутый бассейн с фонтаном и подводным гротом просуществовал достаточно долго и был засыпан только во второй половине прошлого века, во время перепланировки территории института. А деревья, которые были высажены на заре его существования, украшают кампус и сейчас.

Это довольно редкое, самое старое в Киеве гинкго билоба (еще один экземпляр такого дерева, который был в коллекции Ботанического сада университета им. Т. Шевченка, немцы во время своего отступления из Киева в 1943 году выкопали и вывезли в Германию). Гинкго билоба ученые считают древнейшими из всех деревьев, растущих в настоящее время на Земле. В КПИ его можно увидеть возле Центра культуры и искусств университета - оно обнесено невысоким забором.

Это и бундук канадский, который еще называют кентуккским кофейным или мыльным деревом, до конца еще учеными не изучен и очень интересный многими ценными свойствами своих плодов, которыми, впрочем, следует обращаться осторожно из-за наличия в них ядовитого цитизина.

Это и экзотический для нашей страны орех маньчжурский, кроме редкой красоты известен и тем, что полезным для людей: в нем есть все - от коры и легкой, прочной и красивой светло-коричневой древесины до орехов и листьев, которые в теплое время года выделяет целебные фитонциды .

Это и таинственная скумпия, что ее еще называют рай-дерево, или суммах, которая скрывает свою красоту до поздней осени, а в октябре взрывается всеми цветами теплой части солнечного спектра. Два ее старых дерева-куста растут на лужайке перед фасадом главного корпуса университета и никого не оставляют равнодушными к себе.

Это и ... Впрочем, редких и интересных пород в парке и на территории кампуса КПИ им. Игоря Сикорского так много, что для того чтобы перечислять их и их свойства, нужен не очерк, а целая книга. Кстати, парк КПИ считается одним из самых богатых в Киеве парков по количеству видов деревьев и кустарников - их здесь более ста.

Некоторое время парк был общедоступным. Собственно, так же, как и вся территория института. Новенькие здания с ценным оборудованием, аккуратные жилые дома преподавателей и сотрудников и редкие насаждения парка и ботанического сада начали привлекать воров со всего Киева. Этому способствовало и расположение КПИ - в те времена Шулявка была далекой окраиной. Поэтому институт вынужден был защищать свое имущество и территорию.

Ботанічний садок КПІ. 1903 р.

Поскольку в смете на строительство институтского городка средств на ограждение предусмотрено не было, сначала вокруг институтской усадьбы с парком был построен временный деревянный забор - на деньги, предназначавшиеся для ремонта и содержания помещений. Однако функций своих в полном объеме этот забор не выполнял. К тому же, быстро разрушался и требовал частых ремонтов. Нужна была капитальная ограда на каменной кладке с фасадом по линии Брест-Литовского шоссе. Через некоторое время она была построена, и простояла она до начала семидесятых годов ХХ века.

Впрочем, и ограда проблемы не преодолела. В конце концов свободный доступ в парк было запрещено. В 1912 году за его посещение было установлено достаточно высокую по тем временам плату - 1 рубль. Бесплатно в парк могли заходить только сотрудники института, студенты, их родственники и лица по рекомендациям администрации. Поэтому вандалов на его территории сразу поубавилось. Правда и средств крупных на этом институт не получил: всего в 1912 году было продано лишь 400 билетов. Доступ в парк был платным и в последующие годы, что позволило не только сохранить насаждения парка, но и должным образом за ними ухаживать.

Материальные свидетельства войн и революций

Катаклизмы революции и гражданской войны не могли не сказаться и на КПИ. Оставили они по себе и материальные свидетельства. Это следы пушечных и винтовочных выстрелов в боковой стене корпуса №4 университета, где с самого начала его существования располагается химико-технологический факультет. Эти зазубрины можно увидеть только на одной его боковой стене - той, что ближе к корпусу №1, и их хорошо видно с парковой аллеи кампуса. Стоит заметить, что обстрела претерпела вся стена, потому выбиты или изуродованы снарядами, пулями или картечью кирпичи есть не только на глухой ее части, но и между окнами.

Чьи то пули оставили такие зазубрины на стене, кто именно и когда вел здесь бой, неизвестно.

Не исключено, что это наглядные свидетельства ожесточенных боев за Киев в ноябре 1943 года. Как известно, первыми в столицу Украины со стороны Житомира вошли танки тридцать восьмой армии 1-го Украинского фронта. В бой с марша они вступили на Брест-Литовском шоссе, как назывался тогда проспект Победы. В районе завода "Большевик" тогда погиб командир первого танка, который ворвался в Киев, - гвардии старшина Никифор Шолуденко. Поэтому возможно, избитый кирпич на стенах четвертого корпуса КПИ - следы немецкой обороны, ведь их расположение свидетельствует, что огонь велся в сторону шоссе. Однако аргументов в подтверждение этой версии или ее опровержение обнаружить пока не удалось.

Наиболее вероятным кажется предположение, которое первым высказал в беседе с автором начальник отдела технических средств обучения департамента учебной работы КПИ им. Игоря Сикорского Виктор Лазаренко. По его мнению, эти метки могли появиться 14 декабря 1918 года, когда на смену режима гетмана Скоропадского пришла Директория и в город вошли войска Симона Петлюры. То есть во время боя, о котором в романе "Белая гвардия" рассказал выдающийся писатель, киевлянин по происхождению Михаил Булгаков. Те, кто хотя бы раз листал страницы этой книги, наверняка не забыли этого места:

"... показались конные точки, шрапнели стали рваться высоко, по-журавлиному, в густом, обещающем снег небе. Конные точки собрались в ленту и, захватив во всю ширину шоссе, стали пухнуть, чернеть, увеличиваться и покатились на Най-Турса. По цепям юнкеров прокатился грохот затворов, Най вынул свисток, пронзительно свистнул и закричал:

– Пгямо по кавагегии!.. залпами... о-гонь!

Щербини на стіні корпусу

Искра прошла по серому строю цепей, и юнкера отправили Козырю первый залп. Три раза после этого рвало штуку полотна от самого неба до стен Политехнического института, и три раза, отражаясь хлещущим громом, стрелял най-турсов батальон. Конные черные ленты вдали сломались, рассыпались и исчезли с шоссе"..

Заметим, что Михаил Булгаков писал роман, а не хронику событий. И бой, в котором участвовали юнкера под командованием полковника Най-Турса - это, по сути, только один из боевых эпизодов, ведь истинные масштабы столкновения были шире, чем в книге. Кстати, в цитированном выше отрывке дано и ответ на вопрос, почему стена имеет выбоины от выстрелов не только винтовок, но и орудий - обратите внимание на упоминание о разрывах шрапнели. И те пушки могли стоять не только на шоссе, но и на боковых улицах и аллеях институтской усадьбы. А нападающие могли не только наступать на юнкеров с фронта, но и пытаться обойти их с флангов. Те, в свою очередь, всячески пытались их остановить. Поэтому, учитывая то, как внимательно относился писатель к деталям в этом, возможно, одному из самых киевских во всей мировой литературе произведений, с какой точностью описывал исторический фон, можно почти со стопроцентной уверенностью утверждать, что в жизни было все так, как написано в книге.

Конечно, во время сражения должны были испытать повреждений и деревья в парке. Однако такие раны природа быстро залечивает, и увидеть их мы сегодня просто не в состоянии. А поломанные ветви и деревья жители окрестных улиц просто растащили на топливо - времена-то были очень нелегкими ...

Послереволюционные годы не были благосклонны к институтскому парку. Но даже то, что он сохранился и не пошел на дрова, уже неплохо. Правда, заботливых садоводов в институте почти не осталось - на их содержание просто не хватало средств. Администрация и работники заботились о развитии парка в меру своих знаний и своего понимания красоты, поэтому он хотя и не приходил в упадокл, но постепенно дичал. Особенно после того, как на базе сельскохозяйственного факультета КПИ было создано отдельное учебное заведение, которое вместе со всем преподавательским составом, вспомогательным персоналом и студентами было переведено с Шулявки до Голосеева.

Мир, война, и снова мир

Конечно, парк снова стал общедоступным. Постепенно вошла в практику посадка новых деревьев и кустов только во время массовых субботников, без учета первоначального плана пространственных решений. Некоторые насаждения, особенно те, которые нуждались в особой заботе, погибали, другие редкие деревья начали болеть. Тщательно распланированные поляны зарастали самосевами. До 40-х годов ХХ века в парке более-менее хорошо сохранились лишь остатки некоторых аллей, засаженных кустами и деревьями одного вида. Хотя, конечно, от сухостоя и мусора он очищался вовремя и утверждать, что он пришел в упадок, было бы несправедливым.

В период оккупации Киева во время Второй мировой войны в двух старейших корпусах КПИ - главном (теперь №1) и химическом (теперь №4) - немцы разместили военный госпиталь. Однако при этом бывшим жильцам, которые по тем или иным причинам не эвакуировались, было разрешено проживать в их домах, расположенных на территории института. Вход на нее, так же как и вход в парк, остались свободными. Это было тем более странным, что чуть ниже правого крыла главного корпуса, просто в парке, пользуясь естественной маскировкой, оккупанты устроили бензохранилище. Это не был склад горюче-смазочных материалов с вкопанными в землю цистернами и отдельными сооружениями для хранения масел, а просто длинные штабеля бочек с бензином, что делало это место особенно опасным. Если бы советская авиация, которая время от времени делала налеты на оккупированный Киев, сбросила свои бомбы на это хранилище, пожар, безусловно, уничтожила бы и его, и парк, и корпус, и расположенные рядом жилые дома. К счастью, этого не произошло..

Г. Малаков. У Київському політехнічному, грудень 1941 р. Кольорова ліногравюра 1962 р.

После освобождения Киева и восстановления работы института парк был тщательно очищен от материальных остатков войны и вновь стал одним из любимых мест отдыха политехников и жителей окрестных улиц. С годами он все меньше напоминал бывший регулярный парк "во французском стиле" и становился похожим на "английский" (правда, без водоема), принцип формирования которого сформулировал в XVIII веке поэт Александр Поуп: "Природа не должна быть забыта ни в чем ... Руководствуйтесь духом места ". В парке КПИ природа теперь сама напоминала о себе. Старые деревья стали домами разнообразных птиц - кроме привычных для Киева воробьев и синиц, здесь жили зяблики, чижи, поповзни, дятлы, сойки, сороки, галки, встречались совы. А еще в парке водились ежи и кроты. В дуплах гнездились колонии летучих мышей и целые поколения белок, которые вообще стали его визитной карточкой: любимым делом завсегдатаев стало кормление их из рук. Так же одной из прелестей парка стала его каштановая аллея, которая протянулась на всю его длину вдоль проспекта Победы.

Парк в институте любили, за ним тщательно ухаживали, им гордились. Здесь была заложена аллея почетных гостей института. В марте 1973 года парк по решению исполкома Киевского горсовета получил статус объекта природно-заповедного фонда Украины как парк-памятник садово-паркового искусства. А 3 ноября 1967 года в начале аллеи парка, которая от станции метро ведет к главному корпусу, был торжественно открыт памятник-стела преподавателям и студентам КПИ, погибших в годы Второй мировой войны (скульпторы Г.Морозова, О.Суровцев). Она выполнена из тонированного бетона. Со стороны проспекта Победы - фигуры юноши в гимнастерке и девушки, на лицевой плоскости надпись "Мужественным, самоотверженным, непобедимым", на обратной - слова Андрея Малышко "Кто за свободу вышел против смерти, тому нет смерти на Земле". В 2005 г. перед стелой установили бронзовые плиты с именами киевских политехников, погибших на фронте.

Впрочем, хоть каким тщательным был уход за парком, профессионального заботы ему не хватало. И несмотря на то, что каждую весну и каждую осень сотрудники и студенты обязательно проводили весь комплекс надлежащих мер для сохранения парка и его восстановления, некоторые растения болели. Самосевы начали забивать старые насаждения, части из них не хватало света. Каждая гроза, которыми так богата киевская весна, заканчивалась частичным или даже полным разрушением аварийных деревьев..

В начале нового тысячелетия

В начале нового тысячелетия стало понятно, что парку нужна реконструкция.

Проводили ее организации не институтские, а городские и районные в рамках выполнения распоряжения городской власти от 2003 года "О выполнении работ по благоустройству и реконструкции объектов зеленого хозяйства г. Киева".

Осінь в парку КПІ

К сожалению, как это нередко бывало, в общем правильное решение принималось в спешке, и так же поспешно, без широкого обсуждения, начало воплощаться в жизнь.

Первая санитарная вырубка больных деревьев была проведена поздней осени 2003 года. Она вызвала возмущение среди части студентов КПИ и жителей окрестных улиц и привлекла внимание широкой общественности и СМИ, так как, по мнению некоторых специалистов, была неоправданно широкой. Впрочем, после определенной коррекции и доработки проекта и начала плановых посадок новых растений возмущение стихло: парк действительно лечили, а не собирались извести, как подозревали сначала некоторые горячие головы. Было проведено расчистку сгущений, обрезку деревьев, пораженных омелой, обновлено около 50% территории. Кроме того, проведена реконструкция главной аллеи и монумента погибшим политехникам. Асфальт на главных аллеях было заменено на экологически чистые материалы, переработано систему освещения. А посетителей на входе в центральной аллеи парка теперь встречает гранитная стела - символ с надписью "Национальный технический университет Украины" Киевский политехнический институт имени Игоря Сикорского ".

Сейчас территория университета, во всяком случае, ее историческая часть, вновь, как и прежде, постепенно превращается в сплошной парк. Наряду со старыми его насаждениями - сверстниками университета - появляются новые; за газонами и особенно редкими деревьями постоянно наблюдают. Здесь появляются новые зеленые объекты - сосновая роща за Научно-технической библиотекой, новые насаждения и клумбы на площади Знаний перед ней. На обсаженной торжественными елями центральной дорожке перед входом в главный корпус университета заложена аллея звезд КПИ - на них высечены имена выдающихся его воспитанников и преподавателей. На аллеях между учебными корпусами - памятники выдающимся ученым и инженерам, жизнь и деятельность которых были связаны с КПИ, - Евгению Патону, Игорю Сикорскому, Константину Калинину, Сергею Королеву, Владимиру Челомею и другим. У Государственного политехнического музея, который работает в структуре университета, на вечное хранение установлено вертолет, паровоз, самолет, пушку и танк - образцы техники, в разработке которых принимали участие знаменитые выпускники КПИ. Здесь интересно и детям, и взрослым. Здесь легко дышится. Поэтому и людей здесь всегда много - студентов, сотрудников университета, молодых мам с детьми, пенсионеров. Парк и лужайки перед старым корпусом КПИ стали любимым местом фотографирования молодоженов, поэтому каждую субботу и пятницу здесь можно увидеть счастливых юношей и девушек в свадебных нарядах и их гостей. Парк живет и развивается вместе с университетом.