You are here

Дезактивация воды: как рождалась "Технология КПИ"


Вчені-ліквідатори аварії на ЧАЕС під час нагородження Почесними відзнаками на Вченій раді університету

Накануне 30-й годовщины Чернобыльской катастрофы редакция "Киевского политехника" встретилась с первыми в институте ликвидаторами аварии на ЧАЭС кандидатами химических наук, доцентами А.Д. Крысенком и В.П. Басовым. По нашей просьбе ученые поделились мыслями о том, что было наиболее важным в работе с их участием как ликвидаторов аварии на ЧАЭС.

Авария произошла 26 апреля 1986 г. в 1 час. 24 мин. И далеко не сразу даже жители прилегающих к станции районов узнали об опасности. Среди людей распространялись самые невероятные слухи и догадки. Уже умирали в страшных муках первые ликвидаторы-пожарные, уже эвакуировали население из г. Припяти, а по улицам Киева ехали машины-поливалки и мыли улицы, уже отпраздновали Первомай, Пасху, и только тогда министр здравоохранения Романенко обратился к населению с некоторыми пояснениями и простейшими рекомендациями. Почему молчали? Во-первых, все работы на атомных объектах, а особенно аварии, засекречивались двумя грифами. Во-вторых, враг надвигался коварный, опасный, незнакомый, невидимый. И для того чтобы это осмыслить, прийти в себя от паники и подготовиться к совершенно иным, новым методам защиты и борьбы, нужно было определенное время. А времени-то как раз и не хватало.

Мы - научные сотрудники лаборатории радиохимии ХТФ НТУУ "КПИ", специалисты по работе с открытыми радионуклидами, узнав из неофициальных источников об аварии на атомном объекте, с помощью соответствующей аппаратуры начали отслеживать радиоактивный фон и мониторить на радиоактивность листья деревьев, траву, землю на клумбах, воду из луж и тому подобное. Самым опасным оказалась пыль, что оседала извне на стеклах окон. Коварная угроза пробиралась в помещения. И мы, на свой страх и риск, начали консультировать своих близких и знакомых с простейших правил безопасности.

В.П.Басов, О.П.Шутько,  А.Д.Крисенко, 1986 р.В то время на кафедре в проф. И.М.Астрелина работала группа (позднее - научно-исследовательская лаборатория) по разработке новых химических реагентов под руководством ст.н.с. Александра Петровича Шутька. Разрабатывались здесь и реагенты для глубокой очистки как природных, так и промышленных сточных вод с использованием основных солей алюминия. "Ребята, - обратился к нам Александр Петрович, - что вы здесь копаетесь? Мы же все знаем, понимаем и, главное, можем. Давайте что-то думать и действовать, давайте испытаем наши реагенты на радиацию". Подумали, испытали "на радиацию" модельные образцы "пылевой" воды из оконного смыва и получили замечательный эффект очистки. Составили примерный план действий, и Александр Петрович обратился с этим планом в штаб гражданской обороны (ГО) НТУУ "КПИ, откуда нас направили в районный штаб ГО, а потом и в городской.

Между тем, радиация надвигалась на город гораздо быстрее, чем ее ждали. Угроза исходила из дорог, соединяющих Киев с Полесским регионом, на колесах транспорта. Срочно на восьми въездах в город были организованы пункты санитарной обработки (ПуСО) транспорта, где на специальных эстакадах мыли машины растворами моющих средств. Вода стекала в бетонные емкости-накопители объемом 50-200 м3 или в ямы-копанки, выстланные пленкой. Еще в ПуСО было запланировано и началось строительство стационарных очистных сооружений, где загрязненная вода должна проходить многоступенчатую очистку от десятков различных радионуклидов. Но, к сожалению, доведение каждого такого объекта к практическому применению требовало нескольких месяцев кропотливой работы, а емкости-накопители заполнялись водой чрезвычайно быстро. Уже через несколько недель (!) ситуация должна была стать патовой. Срочно нужно было оригинальное дополнительное или новое решение проблемы. Такое решение и было предложено нами.

В штабе ГО города нас обеспечили реальной водой с ПуСО "Демидов", а еще через несколько дней Александр Петрович нелегально добрался пруда-накопителя охлаждающей воды у 4-го энергоблока ЧАЭС и набрал там канистру воды для исследований. Результаты оказались утешительными: эффект очистки как суммарной радиации, так и отдельно по радионуклидам - 2-3 порядка. Такую воду можно было использовать для технических нужд, и мы получили разрешение на полевые испытания и задание на создание реальной технологии.

В основу технологии (в дальнейшем она получила официальное название "Технология КПИ") было заложено не только рецептуру, но и оригинальное аппаратурное оформление. Мы предложили создать передвижные (мобильные) установки и очищать воду в емкостях-накопителях прямо с колес. За две недели на заводах г. Киева по нашему проекту две такие установки были смонтированы, а в г. Рубежном изготовлена партия реагента по нашей рецептуре.

6 июня 1986 г. приказом руководителя ГО г. Киева при штабе ГО города было создано подразделение из 11 человек с официальным названием "Группа дезактивации воды" (неофициальное название - "Группа Шутько"), которая занималась всеми вопросами дезактивации воды после смыва загрязненных радиацией транспортных средств в течении 1986-87 гг. О работе группы пресса сообщала очень осторожно и завуалированно. Дело в том, что временные пункты мытья техники в самой 30-километровой зоне создавались прямо в поле, на открытой местности. Радиоактивная вода стекала по земле в наспех вырытые ямы, такие себе озера-овраги, из которых радиация могла проходить вглубь и угрожать глобальным загрязнением подземных водных горизонтов. Другого выхода тогда не было. Из зоны шел непрерывный поток транспорта, который надо было мыть тщательно и обязательно. Общее количество загрязненной радионуклидами воды измерялось тысячами кубометров. Вот к таким озерам-оврагам и вызвали нашу группу.

Если сейчас оценивать, что было значимым в работе по ликвидации аварии на ЧАЭС с нашим участием, то следует выделить три момента. Первый - инженерно-практический. Вовремя предложенная нами технология получила широкое признание у ликвидаторов. Элементы "Технологии КПИ" были установлены на ст. Вильча Юго-Западной железной дороги для мытья поездов, что выезжали из зоны ЧАЭС, в Белоруссии, по решению Государственной комиссии использовались на мощных объектах 30-километровой зоны, были взяты на вооружение войск ГО СССР.

Второй момент - экономический. Прямая финансовая экономия (економэффект) от внедрения технологии только по Киевскому региону в ценах 1986 г. составляла более 18 млн рублей.

Третий момент - социальный (по нашему мнению - самый важный). Благодаря нашим разработкам полностью была изменена стратегия дезактивации любых объемов загрязненной радионуклидами воды в условиях как высоких фоновых нагрузок, так и загрязнений окружающей среды открытыми точечными источниками ионизирующего облучения. Группа дезактивации приезжала на объект по вызову, работала несколько часов (очищала воду и анализировала результаты), давала добро на освобождение емкостей-накопителей и оставляла опасную зону. При этом отпала необходимость в запланированных стационарных очистных сооружениях. Строительство их было остановлено, а то, что построено - законсервировано. Исчезала потребность и в сотнях людей, которые работали бы на строительных площадках, загрязненных радионуклидами, и, кроме облучения извне, получали бы его из открытых источников облучения внутрь организма, вдыхая радиоактивные аэрозоли и пыль. Отпала также необходимость в штате обслуживающего персонала этих сооружений, а это, как минимум, три, а то и четыре смены в сутки на каждом ПуСО, и количество таких людей составляла бы более тысячи.

Мобільна установка для дезактивації водиТаким образом, введенная в те далекие уже времена "Технология КПИ" в известной мере сохранила природные водные экосистемы от значительного загрязнения радионуклидами и защитила здоровье многих людей от возможных мутагенных процессов негативных генетических эффектов и онкологических последствий.

Важна также и эстафета поколений в подготовке инженерных кадров. Кафедра ТНВ и ОХТ (заведующий проф. И.М.Астрелин), где в "чернобыльские дни" мы создавали и испытывали свои реагенты, готовит сейчас высококвалифицированных специалистов смежного научно-практического направления по водоподготовке и водоочистке. Известны же на уровне бывшего СССР результаты работы нашей группы помогли А.П.Шутьку блестяще защитить докторскую диссертацию в Московском химико-технологическом институте им. Д.И.Менделеева и создать в Киевском политехническом институте первую в Украине кафедру экологии, которую сейчас возглавляет д.х.н., профессор М.Д.Гомеля. За время существования на кафедре создана мощная школа молодых ученых и инженеров-экологов промышленного направления и охраны окружающей среды.

Прошло 30 лет с тех бурных дней. Выросло и возмужало новое поколение наших людей. Как когда-то патриоты-добровольцы шли приступом на горящий реактор, так сейчас патриоты и волонтеры вступают в неравный бой с "старшим братом" - российскими захватчиками. То есть, каждое поколение имеет свои потрясения. Чернобыльская катастрофа - это была наша война с невидимым и коварным врагом. Хотя человеческие потери тогда тщательно скрывались, но их можно оценить по непомерно увеличенным территориям значительно "помолодевших" кладбищ. Существенно поредели ряды и нашей "Группы дезактивации воды". За несколько дней до десятой годовщины чернобыльских событий ушел из жизни руководитель группы, доктор технических наук, профессор, заведующий первой в Украине кафедры промышленной экологии Александр Петрович Шутько, в расцвете творческих сил и творческих замыслов. Вечная ему память.

А.Д.Крисенко и В.П.Басов, к.х.н, доценты ХТФ, ликвидаторы аварии на ЧАЭС

x

Електронний кампус

Інформаційні ресурси

Викладачі КПІ

GitHub репозиторій