Игорь Леонидович Обозненко: судьба ученого в контексте истории. Памяти основателей отечественной гидроакустики

О молодости обычно вспоминаешь с любовью. Особенно о тех людях, которые встретили нас, студентов 60-х годов прошлого века, когда мы впервые переступили порог нашей альма-матер - Киевского политехнического института и его кафедры акустики. Оттуда началась наша научная и студенческая жизнь ...

Нас встречало сплошное созвездие выдающихся педагогов и ученых, среди которых наиболее яркой звездой был Игорь Леонидович Обозненко.

В научном мире Игорь Обозненко - человек известный: действительный член Американского акустического общества (The Member of the Acoustical Society of America), доцент кафедры акустики и акустоэлектроники Киевского политехнического института, которому посвятил более 40 лет своей творческой жизни. Море определило его судьбу, а путь к морю шел от прадеда, адмирала А. Елагина (о Елагина напоминает в Санкт-Петербурге еще Елагин-остров с его дворцом). Игорь Леонидович Обозненко гармонично унаследовал таланты своих предков - адмирала А. Елагина и дедушки К. Смирягина, выдающегося педагога и директора Киево-Фундуклеевской гимназии. Предков я упомянул не случайно, ведь семейные корни, по мнению выдающегося историка и педагога, профессора Киевского университета Владимира Антоновича, главным образом (на 70%) влияют на духовный мир человека и его таланты. Воспитание, образование и социальная среда - это лишь приложение к главному.

Прихоти злой судьбы

Игорь Леонидович родился более 80 лет назад в Киеве. Уже в начале жизни маленького Игоря ждали тяжелые испытания. Не прошло и полутора года, как в Киев пришла война - с воем сирен и взрывами немецких авиабомб.

С ужасов войны в памяти ребенка остались голод и лишения ...

Но еще до начала войны волны сталинских репрессий прокатились по стране. Не избежала их и семья Обозненков. В октябре 37-го в Быковнянском лесу был расстрелян дедушка - художник Леонид Алексеевич Обозненко (его произведения экспонировались в свое время в музеях изобразительного искусства Украины). Об этом преступлении свидетельствуют документы (см. "Сосны Быковни свидетельствуют: преступление против человечества". Кн. 1. - С. 20 Кн. 2. - С. 295) и поминальный камень "Художники-жертвы репрессий" в Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры (Вознесенский спуск, 20), где среди других жертв репрессий высечено его имя. После войны в ссылке умерла и бабушка Мария, жена дедушки Леонида. А отец, Леонид Леонидович, репрессированный в 30-е годы прошлого века, воевал в штрафбате и погиб в 1944-м.

Итак, тяготы военного времени и послевоенного делил он с мамой и старшим братом Юрой. Стартовые условия жизни были крайне неблагоприятными ...

Но не такой он был, этот амбициозный юноша, чтобы не преодолеть капризы злой судьбы!

Еще до начала вступительных экзаменов в КПИ он в течение 10 дней решил более 1000 задач по математике. И в дальнейшей жизни стремился максимально использовать математический аппарат для решения научных проблем, в частности волновых задач гидроакустики, определившие его научный стиль, ставшие его визитной карточкой.

Потом - институт, кафедра, аспирантура ...

Кандидатом технических наук он становится в 26 лет, а три года спустя - доцентом.

"Трешер", отвечайте!

Три четверти поверхности нашей планеты занимает Мировой океан, откуда жизнь пришла на землю. Гидроакустика (или подводная акустика) должна помочь человечеству отвоевывать природные сокровища, которые прячет океан в своих недрах.

Но вспомнили об этом только во время катастрофы легендарного океанского лайнера "Титаник", который столкнулся с айсбергом в Атлантическом океане и затонул, и во время Мировых войн, когда немецкие субмарины терроризировали надводный флот Европы и США в борьбе за гегемонию на морях -океанах.

Творческая деятельность Игоря Леонидовича начиналась в суровую времена "холодной войны". Он принимал активное участие в разработке гидроакустических комплексов, которые были на вооружении Военно-Морского флота СССР и составляли достойную конкуренцию США.

Аспирант Игорь Обозненко только готовил свою кандидатскую диссертацию, как на волнах Атлантики взорвалась чисто американская трагедия - пошла на дно американская суперсубмарина "Трешер". Слова радиста во время последнего сеанса связи - "Трешер", отвечайте!" не дошли, видимо, до бедолаг.

No reply - как говорят англосаксы ...

Пошла на дно и американская мечта о непобедимости ее ВМС. Гибель подводной левиафана и поиски его останков, погруженных в океанских глубинах (к которым привлекли даже знаменитый батискаф "Триест " Жака Пиккара), побудила ученых-акустиков всего мира усилить свои исследования в направлении разработки гидроакустических средств и методов классификации подводных объектов.

Одним из пионеров этого направления стал Игорь Леонидович Обозненко.

Как будто легендарный доктор Фауст в лаборатории проводил ученый все свое время в бассейне лабораторного корпуса КПИ, стремясь там найти свое El Dorado - решить сложную проблему гидроакустики - классификацию подводных объектов. На полках стеллажа - масштабные модели самых знаменитых подводных лодок США и стран НАТО. Был там и "Трешер & quot;.

Ученый изучал спектральные характеристики сигналов рассеяния этих моделей, пытаясь выявить наиболее характерные свойства подводных лодок с их волновыми размерами и углом поворота относительно излучателя. На экране осциллографа, в узорах эхо этот ученый-фанат стремился найти главные аспекты в поведении подводных лодок, которые становились объектами поиска.

В распоряжении Игоря Обозненка был только трофейный (во времена III Рейха) арифмометр "Rheinmetall", благодаря которому студенты-лаборанты вычисляли сфероидальные функции Ляме, Матье, чтобы моделировать акустическое поле субмарины. Не помогал и единственный на то время кафедральный компьютер "Мир-2 ", чрезвычайно загружен работой.

От научной лаборатории мчался он к институтской аудитории, чтобы на лекциях поделиться со студентами, своими будущими коллегами, накопленным опытом и размышлениями о тяжелой и интересной научной работе, захватывая их своим энтузиазмом и творческим воодушевлением.

Молодость кафедры каким-то образом влияла на всех нас, студентов. Игорь Леонидович, недавний студент, понимал нас с полуслова и разделял с нами юмор и радости жизни. Лишь со временем осознали мы, какое это счастье было нам дано - общаться с выдающимся педагогом и ученым!

Однако для истины он готов был жертвовать своим лекционным временем, дружбой и даже родственными связями. Потому что для настоящего ученого истина - превыше всего!

Ученик профессора Марка Ильича Карновского, он достойно поддерживал научные традиции советской школы акустики. А его исследовательский задел насчитывал более 300 работ, которые охватывали очень широкий спектр научных проблем - от проектирования гидроакустических антенн и вопросов классификации подводных объектов до медицинских исследований и исследований космоса.

На 60-80-е гг. приходится наиболее продуктивный период творческой жизни ученого.

Это был его звездный час: он был действительно желанной фигурой для военно-промышленного комплекса СССР. Свои идеи проверял на морях-океанах - от Черного и Балтийского до Японского морей на Дальнем Востоке. С интересом слушали Обозненка и коллеги на международных конференциях, где он блестяще докладывал результаты своих исследований.

Его труды печатались в СССР и за рубежом, и в таких элитных изданиях, как "Акустический журнал" (Москва), журналах JASA (The Journal of the Acoustical Society of America), "Прикладная механика" тому подобное.

Труды ученого заняли достойное место в Библиотеке Конгресса США.

Но приближалась осень жизни ...

Осень жизни

С распадом СССР события 90-х гг. привнесли в жизнь общества и ученого немало драматического. За пределами Украины осталось большинство морей-океанов. А в Украине исследования ученых-гидроакустиков в тот период были не очень востребованными.

Однако и при таких тяжелых условиях ученый смог реализовать свои научные идеи. В сфере его научных интересов того времени - проблемы ультразвуковой диагностики объектов различных форм и волновых размеров. Он изучал резонансные свойства органов и кровеносных сосудов человека для диагностики различных заболеваний.

А еще его взгляд простирался за горизонт, в другие миры: он намеревался изучать физические свойства летательных тарелок.

Но тяжелая болезнь приковала ученого к кровати и лишила шанса реализовать свои творческие замыслы ...

Мужественный, скупой на эмоции человек с ранней сединой, Игорь Леонидович всегда чувствовал чрезвычайный творческий подъем в научной лаборатории, там была его стихия ...

Он был счастливым человеком видимо потому, что научная деятельность стала смыслом его краткой (65 лет), но прекрасной жизни. Именно об этом говорили его коллеги и студенты прошлых выпусков, которые и провели Игоря Леонидовича в последний путь.

... С удивительной скоростью проходит время. Вместе с родственниками память выдающегося ученого и педагога чествуют его коллеги с кафедры акустики и акустоэлектроники и многочисленные ученики, которые сейчас плодотворно работают во всех уголках земного шара.

Владимир Скринченко, выпускник КПИ 1972 года