You are here

Альбрехт Дюрер: в поисках совершенства


Foto. Дюрер Альбрехт

Альбрехт Дюрер. Это имя всегда входит в чрезвычайно популярные сегодня сборники «ста великих художников" или даже "ста гениев человечества". График, живописец, теоретик искусства. Его называют "яркой звездой немецкого искусства", "северным Леонардо", "выдающимся мастером гравюры" ... А еще он был ученым, исследования которого в области теории перспективы и геометрии актуальны и сегодня.

Он родился 21 мая 1471 года в Нюрнберге - одном из главных немецких центров торговли и ремесел. Его отец, известный в городе золотых дел мастер Альбрехт Дюрер-старший, мечтал о том, чтобы сын унаследовал его дело. Однако того магнитом манила мастерская соседа - известного нюрнбергского живописца Михаэля Вольгемута. Каждую свободную минуту парень пытался проводить там, наблюдал жадными глазами за работой мастера, подружился с его подмастерьями и кое в чем помогал. Однако отец даже слушать не хотел о том, чтобы отдать его в обучение к художнику. Даже поссорился с Вольгемутом, что тот сына, якобы, привлекает.

Однако Альбрехт-младший только и думал, что о рисовании. И не только думал. Его первая известная работа - автопортрет серебряным карандашом, выполненный в 1464 году - когда Альбрехту было всего 13 лет! - говорит и о большом таланте, и о том, что кое-чему мальчик уже научился - достаточно лишь взглянуть на то, как передал он фактуру волос и складки на одежде. Но прошло еще долгих два года, прежде чем отец смирился с выбором сына и отдал его "в науку" к Михаэлю Вольгемуту. Обучение получилось непростым: как писал позднее в "Семейной хронике" Дюрер, "в то время дал мне Бог усердия, так что я хорошо учился. Но мне приходилось много терпеть от подмастерьев". Впрочем учитель талант парня заметил и оценил - привлек к работе над иллюстрациями к книге Гартмана Шеделя "Всемирная хроника". Заметим, что в мастера Михаэля Дюрер не столько перенимал манеру работы, сколько чрезвычайно настойчиво изучал основы композиции и техники живописи, рисунка и гравюры.

Следует заметить, что гравюра - тогда еще новый вид художественной техники - с появлением в ХV веке книгопечатания быстро распространялась. Известным в немецких землях мастером гравюры во второй половине ХV века был Мартин Шонгауэр и молодой Дюрер старательно изучал и даже копировал некоторые его работы. К Шонгауэру и направился он после того, как истек оговоренный соглашением трехлетний срок обучения. Но, когда достался его родного Кольмара, уже не застал мастера в живых. После этого начались четырехлетние странствия молодого подмастерья Альбрехта Дюрера Германией, Нидерландами и Швейцарией. В Базеле он познакомился и, насколько это позволяла разница в возрасте и положении, подружился с профессором местного университета Себастьяном Брантом, который именно тогда писал свой "Корабль дураков" - книгу, которая навсегда вошла в сокровищницу мировой культуры. Альбрехт Дюрер стал первым ее иллюстратором. Более 70 листов этого цикла принесли ему признание в среде товарищей по цеху и, главное, осознание своего мастерства. Однако поиски и обучение Альбрехта Дюрера прервало письмо от отца - тот нашел ему невесту и требовал, чтобы сын немедленно вернулся домой.

... Брак с Агнес Фрей, дочерью богатого купца и механика, был браком по расчету. Альбрехт Дюрер-старший возлагал на него большие надежды: жена должна была принести сыну не только приданое, но и прочное общественное положение.

Вряд ли этот союз был очень счастливым. С самого начала супружеской жизни молодую интересовало не так творчество человека, как стоимость его работ: она сама взялась за реализацию его гравюр на ярмарках и среди торговцев книгами. Но как бы там ни было, Дюрер прожил с женой до последнего своего дня, хотя детей у супругов не было. Впрочем, почти сразу после свадьбы, осенью 1494 года из-за эпидемии чумы надвигающейся на город, он уехал в Италию. Выехал один, потому как молодая жена ехать так далеко наотрез отказалась и осталась в загородном доме родителей.

Целью поездки молодого художника была Венеция - один из трех центров Итальянского Ренессанса. Здесь он знакомился с работами местных мастеров, а иногда и копировал их, пытался перенять их приемы, особенно в передаче движения и сложных ракурсов человеческого тела, построения пространства на картине или рисунке, решения колористических задач и т.п. Познакомился с братьями Джованни и Джентиле Беллини, еще молодым тогда Джорджоне и с Джакомо де Барбаре, умение которого максимально точно передавать детали и фактуру изображаемой натуры произвело на Дюрера большое впечатление. С Барбаре немецкому художнику повезло даже бок о бок поработать. В совместной работе коснулся более или менее систематизированных сведений о перспективе и приемах передачи на плоскости картины глубин пространства. Возможно, именно от Барбаре он услышал о геометрических принципах линейной перспективы: известно, что венецианский мастер интересовался математикой и даже написал портрет известного математика того времени - Луки Пачоли. И уже тогда Дюрер начал упорные поиски разгадки тайны красоты, еще только подозревая, что все дело в соотношении отдельных частей целого - в пропорциях, от выбора которых зависит влияние на зрителя и гармония целого. Однако Альбрехт пробыл в Италии недолго и уже весной 1495 года вернулся в Нюрнберг, где вскоре открыл собственную мастерскую.

Дрезденский алтарь (фрагмент), 1 496 р. Уже первые годы самостоятельной работы принесли Дюреру признание. Он работал сразу в нескольких жанрах и техниках изобразительного искусства: живописи, ксилографии и гравюры на меди. Вскоре Дюрер выполнил первую большую самостоятельную работу на заказ - алтарную композицию, которая в истории искусства известна как Дрезденский алтарь (теперь она экспонируется в Дрезденской картинной галерее). Портреты, написанные им в те времена, заложили основы этого жанра в немецком искусстве - из них в нем начался медленный дрейф в сторону светской тематики и отказа от чисто религиозных мотивов. Вершиной стал автопортрет 1500 года, в котором Альбрехт Дюрер реализовал свое понимание красоты и воплотил в жизнь собственные идеи относительно идеальных пропорций и совершенства. Необычным был даже сам ракурс автопортрета - анфас: так до него художники изображали лишь Христа, святых или королей - таким образом он средствами искусства утверждал мысль Священного писания о том, что человек создан по образу и подобию Бога.

Заметим, что поиски идеальных пропорций человеческого тела и, если шире, критериев прекрасного, вообще были лейтмотивом творчества Дюрера в начале 1500-х годов. Творчество требовало не только вдохновения, но, прежде всего, точных знаний, и он пытался разгадать загадку числовых соотношений гармонии. Первым в Германии он начинает изучать женскую и мужскую обнаженную натуру, пытаясь вывести формулу идеальной красоты. Результатом этих поисков стала гравюра на меди "Адам и Ева" и, впоследствии, - живописный диптих под тем же названием.

... Конец XV века породил слухи о близких природных катаклизмах и конце мира, что не могло не найти отражения и в искусстве. В то время родились странные и зловещие размышления-фантасмагории Иеронима Босха, именно тогда серию иллюстраций к "Апокалипсису" сделал и Альбрехт Дюрер. Эти пятнадцать листов были абсолютно новым явлением в тогдашнем искусстве. В них художник с помощью только монохромных средств гравюры достиг вершин экспрессии и изобразительной силы. Но это еще не все. На обороте каждого отпечатка было - впервые в истории! - напечатано перевод на немецкий соответствующих мест "Апокалипсиса", который принадлежал Дюреру. Переплетены в одну книгу с добавлением шестнадцатого титульного листа, гравюры быстро разошлись Германией, а альбом стал предтечей немецкого перевода Библии, которую почти за два десятка лет спустя выдаст Мартин Лютер. И вместе с Лютером филологи позже назовут Дюрера основоположником немецкого литературного языка!

Осенью 1505 года он вновь отправился в Италию. Средства на поездку одолжил Вилибальд Пиркгеймер - нюрнбергский патриций, вошедший в историю как один из выдающихся немецких гуманистов.

У Венеции, куда Дюрер привез много своих гравюр на продажу, оказалось, что здешним любителям искусства его имя уже хорошо знакомо, причем настолько хорошо, что нашлись умельцы, которые начали подделывать его произведения . Отношения с некоторыми местными мастерами не сложились - ему завидовали, особенно после того, как он получил заказ на роспись церкви Святого Варфоломея на Немецком дворе. Но после успеха многофигурной композиции "Мадонна с четками" (ее еще называют "Праздник венков из роз"), которую он выполнил для алтаря церкви, и лучших отзывов о ней самого Беллини, недоброжелатели приумолкли. Здесь, в Венеции, Дюрер возобновил знакомство с Джорджоне и завязал дружбу с его гениальным учеником - тогда еще молодым Тицианом. А еще работал над картинами на религиозные темы и портретами, а также получил от Синьории города предложение остаться в нем навсегда, но отклонил его. А осенью 1506 года уехал в Болонью - за новыми знаниями. Там он наконец познакомился с Лукой Пачолли, который помимо многих математических трудов написал еще трактат "Божественная перспектива". Однако учиться у него Дюрер не смог - не хватило начальных знаний. Поэтому в те дни он и приобрел "Начала" Евклида в латинском переводе и именно с тех пор началось его настоящее погружение в область геометрии - в 35 лет! По предположениям некоторых историков искусства, он посетил и Милан, где познакомился с великим Леонардо да Винчи, и уж точно побывал в Риме, где общался с большим Рафаэлем, который работал тогда над росписями римских храмов и зодчим Браманте, по проекту и под руководством которого именно тогда началось сооружение собора Святого Петра.

Путешествие в Италию принесло изобилие. Дюрер вернулся в Нюрнберг в начале 1507 года, но слава о его успехах в столицах искусства достигла его родного города быстрее. Он получил несколько церковных и частных заказов и создал целый ряд настоящих шедевров: "Мученичество десяти тысяч христиан", "Поклонение Святой Троице" ("Алтарь Ландауэр"), "Образ всех святых", "Мадонна с лилией", серию гравюр на дереве и меди "Страсти Христовы", "Жизнь Марии" и многие другие. Одновременно тщательно изучал Евклида и работал в библиотеке Региомонтана, оставшуюся в городе как наследие великого астронома. Записи, которые были сделаны в те времена, легли позднее в основу дюрерового трактата по измерениям и геометрии.

1412-1413 гг. Дюрер решил написать пособие для художников и трактат о пропорциях. Вместе с "Книгой о живописи", за которую он взялся сразу после возвращения из Италии, это пособие позднее составило так называемый "Эстетический экскурс", который неотъемлемой частью десять лет спустя войдет в трактат "Четыре книги о пропорциях". В те же времена были созданы возможно наиболее известные его графические произведения, получившие в истории искусства название "Мастерской гравюры" (то есть, искусно выполненные): "Рыцарь, Смерть и Дьявол", "Святой Иероним в келье" и "Меланхолия І". Эти гравюры полны смысла, большинство из которых современники читали наверное как книгу, а мы сегодня должны разгадывать. Это, впрочем, придает им дополнительное очарование. Поэтому уже полтысячи лет едет вдаль сосредоточенный рыцарь, которого пытается остановить смерть и соблазнить нечистый, в тихой келье клонится над рукописью Святой Иероним, в глубокой задумчивости склонился над книгой ангел с крыльями. Каждая из этих гравюр заслуживает отдельной статьи, а, возможно, и книгу. Но за недостатком места остановимся только на "Меланхолии І", что уже веками считается общепризнанной аллегорией творческого начала и божественного знания.

Были времена, когда меланхолию считали наименее желательным из четырех настроений. Однако в эпоху Возрождения ее стали отождествлять с артистическим темпераментом, или, скорее, вообще с творчеством. Более того, во времена Дюрера меланхоликов стали разделять еще на три типа: к первому относили художников и ремесленников, ко второму - людей, у которых ум преобладал над чувствами - государственных деятелей и ученых, к третьему - тех, у кого превалировала интуиция - богословов и философов. Разделение это было, наверное, достаточно условным, так как на гравюре, которая названа не просто "Меланхолией", а "Меланхолией І", изображены атрибуты не только художника или ремесленника, но и астронома и математика.

На гравюре задумчивый Гений - благородный ангел (возможно, в женском обличье) с крыльями. У него - такой же задумчивый Путто (ангелочек). На коленях Гения - книга, на поясе - связка ключей и два кошелька. Рядом сфера, усеченный параллелепипед, рубанок, пила, молоток, песочные часы, колокол. На стене - магический квадрат, где сумма чисел в каждой строке, столбце и диагонали равна 34. Интересно, что числа 15 и 14 в средних клетках нижней строки образуют год создания гравюры - 1514! Считают, что это первое изображение магического квадрата в европейском искусстве. Заметим, что свойства этих квадратов математики исследуют не одно столетие. На гравюре изображена и радуга, сквозь которую на зрителя смотрит солнце. Что она означает? Возможно, ворота в страну еще не познанных человечеством истин? ..

В тот же период Альбрехт Дюрер в сотрудничестве со знаменитыми немецкими учеными Иоганном Стабии и Конрадом Хейнфогелем создал три гравюры с изображением карт Северного и Южного полушарий звездного неба и Восточного полушария Земли (Старого Света). Дюрера карты звездного неба стали первыми в истории изображениями звездного неба напечатанными в книге. Они были сделаны в стереографической проекции, а фигуры созвездий выполнены согласно греческой мифологической традиции. Это не только произведения искусства, но и чрезвычайно интересные памятники истории развития науки и свидетельства о тогдашних астрономических и географических представлениях.

Последующие годы Дюрер настойчиво работает над выполнением нескольких заказов императора Максимилиана І. Наиболее заметное место среди них занимает грандиозная гравюра "Триумфальная арка", посвященная прославлению императорского рода и подвигов самого императора и его предков. Ее размер 3 x 3,5 метров! Понятно, что изготовить единую доску такой площади было невозможно, и гравюра выполнялась на 192 отдельных досках, резать которые помогали Дюреру несколько других немецких мастеров.

Труд художника не осталась без достойной оценки и вознаграждения: 6 сентября 1515 года император Максимилиан издал мандат на выплату Дюреру из городской казны Нюрнберга ежегодного жалованья в размере 100 гульденов - довольно приличная по тем временам сумма!

Вообще гравюре Альбрехт Дюрер отдавал большую часть своих сил. Он, один из немногих тогдашних художников, одинаково хорошо владел средствами и ксилографии и гравюры на металле, благодаря обучению ювелирному делу у отца. А еще одним из первых Дюрер начал работать и в технике офорта - "травильной гравюре" на металле. Существует предположение, что именно ему принадлежат определенные усовершенствования этой техники, в частности, применение для изготовления защитного покрытия пластины перед нанесением на нее рисунка и травления не воска, а лаков, которые после высыхания дают равномерную и твердую поверхность. Стоит заметить, что за четыре с половиной века почти такую же технологию начали использовать при изготовлении печатных плат для радиоэлектронных приборов! Конечно, используя современные методы разработки и нанесения на пластины электронных схем.

Мандат, которым пожаловал Дюрера император Максимилиан I, после смерти последнего в 1519 году власти Нюрнберга признавать отказалась, тем самым лишив художника гарантированного ежегодного дохода. Поэтому художник вынужден был вместе с женой отправиться за его подтверждением к новому императору Карлу I. А поскольку его коронация должна была состояться в городе Аахен, конечной целью этого путешествия стали Нидерланды. Поездка эта для Альбрехта Дюрера превратилась в триумфальную и продолжалась более года. Его торжественно принимали в городах, которые он проезжал; в Антверпене живописцы, объединенные в гильдию Святого Луки, дали в его честь праздничный обед, а позже магистрат предложил ему навечно поселиться в этом городе и получать не сто, как в Нюрнберге, а триста гульденов в год! Впрочем, как тогда в Венеции, Дюрер от такой чести отказался - мол, без родного города жить не сможет.

Здесь, в Антверпене, он познакомился со многими известными художниками и другими известными личностями, в том числе с выдающимся философом-гуманистом, автором "Похвалы глупости" Эразмом Роттердамским, который написал полон восторга отзыв о его гравюрах и вновь встретился с Себастьяном Брантом. Поездка в Аахен увенчалась успехом - подтверждение мандата Максимилиана художник получил.

Последние годы жизни Альбрехт Дюрер провел в родном городе. Он пользовался почетом и уважением сограждан - даже был избран в Совет сорока - высший самоуправляемый орган управления городом. Однако те времена были для Германии и вообще для всей Западной и Центральной Европы очень непростыми. "95 тезисов", прибитых 1517 Мартином Лютером к двери виттенбергской замковой церкви, положили начало необратимым изменениям не только в религиозной, но и культурно-политической жизни людей. Их волновали не только религиозные вопросы: слишком много накопилось проблем, связанных с самыми основами бытия целых народов. Вскоре разгорелась Крестьянская война во главе с Томасом Мюнцером, крестьян поддержала и городская беднота. Власти Нюрнберга начали яростно преследовать сторонников радикальных преобразований, в числе которых оказались и ученики и друзья Дюрера.

Однако ничто не могло отвлечь его от ежедневного труда. Он начал работу над делом, о котором думал несколько десятилетий - созданием теоретических трактатов, в которых должны быть обобщены все те огромные художественные знания и умения, которые он нарабатывал всю жизнь. Первым из них стало "Руководство к измерению с помощью циркуля и линейки" (1525).

Свой трактат Дюрер задумывал как практическое пособие, а не как книгу по чистой математике. Но именно этой книге суждено стать первым немецким учебником по геометрии. Работа состоит из четырех книг, в которых дано определение геометрических фигур, угла, параллельных прямых, методы построения правильных многоугольников и т.п. Решение задач отличаются строгостью и одновременно оригинальностью. Большая часть размещенных в руководстве материалов вообще была изложена немецким впервые, вроде теории конических сечений, причем Дюрер показал в ней еще и каким образом можно получить плоские сечения любого заданного конуса. Полезными и сегодня приведенные в третьей части книги сведения о начертании и пропорции букв латинского и готического алфавитов. Своеобразной кульминацией трактата стала четвертая книга, посвященная теории и практическим вопросам перспективы. В ней Дюрер предложил не только приемы построения перспективных изображений, но некоторые устройства и приборы для ее правильного получения чисто механическими методами. Математические же методы, которые использовал автор, исходили из чисто изобразительных задач. Заметим, что позже некоторые из предложенных Дюрером приемов стали основой проективной и начертательной геометрии.

Работа сразу получила широкое распространение, которому способствовало еще и то, что написана она была на немецком языке с использованием чисто немецких словосочетаний и привычных для ремесел терминов. Более того, эта книга вообще была одним из первых произведений научного характера, которые были написаны на немецком!

Еще один трактат - "Четыре книги о пропорциях человеческого тела" - увидел свет уже после смерти Дюрера (его печатанием занимался друг художника Вилибальд Пиркгеймер, о котором мы уже упоминали) в 1528 году. В нем автор изложил свои представления о фигуре человека и методы, позволявшие на основе геометрических принципов желательным способом изменять пропорции любой фигуры. Методы эти были ничем иным, как аффинными преобразованиями! Кстати, в этой работе Дюрер использовал ортогональные (прямоугольные) проекции - вид спереди и вид сбоку, которые до сих пор используются в чертежах! Правда, в отличие от современных технических чертежей, Дюрер изобразил на схемах не детали и механизмы, а человеческие фигуры.

Нельзя не заметить, что к своим математическим исследованиям и открытиям Дюрер пришел, управляемый чисто практическими потребностями его искусства. И довольно долгое время их результаты были достоянием именно художников и архитекторов. Но с течением времени и развитием естественных наук и технических дисциплин они стали известными далеко за пределами профессиональных сообществ и в чем не потеряли актуальности и по сей день.

Чуть в стороне от этих двух работ стоит книга Дюрера "Руководство к укреплению городов, замков и крепостей", которая была напечатана в 1527 году. Художник взялся за эту тему под впечатлением от появления огнестрельного оружия. Свой труд по фортификации он писал, опираясь на опыт многочисленных военных кампаний, свидетелем которых ему довелось быть, мнения их участников и взгляды нюрнбергских оружейников. А еще руководствовался собственными идеями по архитектурной планировке. Идеи эти оказались настолько плодотворными, что их еще два века заимствовали инженеры-фортификаторы. Например, предложенные им ронделе (он назвал их бастеями) - крупные сооружения, имели наверху открытую пушечную оборону, были хорошо защищены с фронта и флангов, и могли быть разрушены только с помощью мин, - были реализованы в крепости Делла-Бокар в Вероне и в крепости города Шафгаузене в Северной Швейцарии. Дюреру же принадлежат и другие предложения, которые позже использовались при возведении фортификационных сооружений - тип круглого форта-заставы, квадратное укрепление т.п.

Однако, до последних своих дней не оставлял Альбрехт Дюрер и главного дела своей жизни. Как и в молодые годы, он упорно работал над гравюрами и картинами. Последним его произведением, которое он подарил родному Нюрнбергу, стал диптих «Четыре евангелиста", который иногда еще называют "Четыре темперамента" - возможно одно из самых высоких достижений его гения, причем не только за совершенством исполнения, но и по глубине замысла, который автор реализовывал в этих таких разных, но внутренне родственных фигурах ...

... Умер Альбрехт Дюрер в родном городе. Похоронен на городском кладбище Святого Иоанна. На его могиле высекли эпитафию, придуманную Вилибальдом Пиркгеймером: "То, что было смертным в Альбрехте Дюрере, покоится под этим холмом. Он почил 6 апреля 1528 года". Могила эта и сегодня свято хранится в Нюрнберге.

Автопортрет, 1500
Дрезденский алтарь (фрагмент), 1496
Битва архангела Михаила с драконом. Иллюстрация к "Апокалипсиса", 1497-1498 гг.
Меланхолия И 1514
Карта Южного полушария звездного неба, 1515
Способ построения эллипса, как пересечения конуса (с "Руководства к измерению ...")
Прибор для построения перспективных изображений
Мужская кисть руки в двух проекциях

Прилад для побудови перспективних зображеньЧоловіча п’ясть руки у двох проекціяхСпосіб побудови еліпса, як перетину конуса (з "Керівництва до вимірювання...”)Карта Південної півкулі  зоряного неба, 1515 р.Меланхолія ІДрезденський вівтар (фрагмент), 1496 р.Битва архангела Михаїла з драконом. Ілюстрація до “Апокаліпсису”, 1497-1498 рр.
x

Електронний кампус

Інформаційні ресурси

Викладачі КПІ

GitHub репозиторій