Мир и война Александра Донского

Среди выпускников, или бывших студентов КПИ, которые стали выдающимися спортсменами, чаще всего вспоминают футболиста Виктора Лобановского и гимнастку Ларису Латынину. Однако, были и другие, имена которых в свое время гремели на спортивных аренах всего мира. Одним из них является штангист Александр Донской. Причем прославился он не только как выдающийся спортсмен, который на протяжении более пятнадцати (!) лет практически не имел конкурентов на тяжелоатлетических помостах бывшего СССР, но и как герой-партизан Второй мировой войны.

Родился Александр Донской 1913 года в Шендеровке, но еще в детстве переехал с родителями в Киев. Здесь Александр закончил школу, здесь увлекся спортом и начал заниматься тяжелой атлетикой. Ему повезло: его первым тренером стал известный украинский атлет, бронзовый и серебряный призер нескольких чемпионатов СССР, победитель Всеукраинской олимпиады 1922 года Яков Шепелянский. Однако не все зависело от тренера, решающую роль играли природные физические данные, настойчивость и, конечно, характер. Все это у Александра Донского было. Правда, ростом он был небольшим, но тяжелая атлетика - один из тех демократических видов спорта, где для создания атлетам равных возможностей их делят на весовые категории - от самой легкой до супертяжелой.

Олександр ДонськийСпортивные успехи к Донскому пришли довольно быстро: уже в двадцатилетнем возрасте он занимает второе место на первенстве СССР в весе "мухи" – так в те времена официально называлась самая легкая категория (до 54 кг).

Впрочем, спорт в его жизни занимал тогда место хотя и очень важное, но не самое главное. Рядом с ним были и другие дела. Александр поступил учиться в Киевский политехнический институт и упорно получал специальность инженера-радиста. К тому же, он увлекался живописью и, так же настойчиво как в жизни делал все, изучал историю искусства и овладевал различными его техниками. Более того, его хватало и на помощь друзьям.

Одним из них на всю жизнь стал для него другой выдающийся украинский спортсмен - который позже стал 14-кратным чемпионом СССР и автором многих рекордов мира, главный тренер сборной команды СССР по тяжелой атлетике Яков Куценко. Дружба их началась тогда, когда Донской был уже признанным мастером "железной игры", а моложе его всего на два года Куценко впервые переступил порог тяжелоатлетического зала общества "Пищевик". Свои впечатления от первой встречи с Донским Яков Куценко описал в книге воспоминаний "В жизни и спорте": "Но вот к штанге подходит небольшого роста спортсмен с идеальным строением тела. Он толкает 105 кг. Эта цифра для меня тогда ни о чем не говорила . Но судя по тому впечатлению, которое она произвела на присутствующих, я понял, что это много ... "

Для атлетов с собственным весом до 54 кг это много даже сегодня. Если же вспомнить, что современных методик тренировки и питания штангистов тогда не существовало; условия, в которых они тренировались, и спортивные снаряды, с которыми работали, были значительно менее совершенными чем нынешние; а о спортивной фармакологии никто и не подозревал, - результат этот действительно достойный удивления. 

С 1933 года Александр Донской регулярно участвовал в чемпионатах СССР и становился их призером: трижды - серебряным, дважды - бронзовым. При этом еще и помогал в тренировках своим товарищам. Во всяком случае, в спортивной, и наверное и человеческой судьбе Якова Куценка он сыграл очень большую роль: встречались они не только в спортзале, поэтому и дружба их, как писал Яков Григорьевич, "продолжалась много лет, до самой смерти этого прекрасного человека" .

Кто знает, какие результаты показал бы Александр Донской на чемпионате СССР 1941 года, если бы его успели провести. Впрочем, началась война. Выжить и достойно пройти ее путями Донскому помогли не только его спортивная подготовка и характер, но и вообще все его таланты и умения.

Олександр ДонськийНа фронт он ушел с самого начала войны - в те страшные месяцы 1941 года, когда Красная армия отступала и отступала, ежедневно теряя людей и оставляя на произвол врагу своих сограждан и свою землю. Горечь отступления в полной мере ощутил и Донской. В сентябре подразделение, где он служил, в числе последних переправилось на левый берег Днепра. Соединиться с основными силами, которые продолжали откатываться под натиском немцев вглубь Украины, не удалось - так он вместе с другими бойцами попал в окружение. Затем были отчаянные, но тщетные попытки вырваться из него, и, в конце концов, Александр Донской попал в плен.

Таким образом, пришлось ему познать и ужас немецких лагерей для военнопленных.

В первый период своей неволи Александр тяжело заболел и чудом остался в живых, ведь после тяжелой простуды подхватил еще и дизентерию. Гитлеровцы, опасаясь эпидемий, таких больных сразу же расстреливали. Однако товарищи по несчастью не только его не выдали, но и выходили. Возможно, помогли и годы тренировок: все еще крепкий, хотя и истощенный лишениями организм одолел-таки болезнь.

Почти сразу после выздоровления - попытка побега из эшелона, который вез пленных куда-то на запад. Впрочем, на Житомирщине крайне ослабевшие после блужданий по лесу беглецы столкнулись с фельджандармами. Допрос, избиения, и снова лагерь - Емильченский, который был организован на месте бывшего лагеря ГУЛАГа.

Вскоре Донскому удалось-таки совершить побег. Некоторое время скрывался, а затем с помощью местных жителей наладил связь с партизанами. Затем, по заданию командования отряда, стал на службу ... в сельской церкви! Конечно, не сразу: для того чтобы не только выполнять роль священника, но и при необходимости действительно уметь утешить чью-то зболевшую душу, пришлось поучиться у настоящего диакона, который сотрудничал с партизанами, и основательно поработать над религиозной литературой. А еще неожиданно пригодились его художественные умения и навыки: он не только восстановил некоторые старые иконы, но и написал несколько новых. А главное, храм, в котором проводил службы Александр Донской, стал еще и партизанской явкой. Здесь встречались связные с подпольщиками, сюда почти со всего района сходилась информация о передвижении немецких подразделений и новости о деятельности оккупантов, здесь хранились агитационные материалы и даже оружие. Впрочем, полиция вскоре заинтересовалась деятельностью постороннего "священника", и по приказу руководства партизанского соединения он был вынужден срочно возвращаться в лес.

Воевал в отряде, который входил в Житомирское партизанское соединение Александра Сабурова. Отряд этот позже стал основой созданного партизанского соединения под руководством Ивана Шитова, известного впоследствии как Тернопольское партизанское соединение имени Никиты Хрущева.

Сначала Александра Донского как технического специалиста назначили в группу подрывников. Вот здесь и пригодились знания, полученные в КПИ. А еще - сила, выносливость и умение терпеть, что их воспитали в нем многолетние занятия спортом. Он принял участие в нескольких чрезвычайно опасных диверсионных операциях на железной дороге.

О его боевой работе лучше всего написано в партизанской характеристике: "Тов. Донской Александр Ильич в партизанском отряде с 3 марта 1943 года. За время пребывания в стрелковой группе тов. Донской участвовал в 23 боевых и хозяйственных операциях. Находясь в диверсионной группе, тов. Донской участвовал в уничтожении вражеских эшелонов. На его личном счету 9 вражеских эшелонов, пущенных под откос, и две автомашины с живой силой и техникой. В бою и в диверсии тов. Донской храбрый и самоотверженный. За боевые дела награжден орденом Красной Звезды и представлен к награждению орденом Отечественной войны 1-й степени, а также медалью "Партизану Отечественной войны 1-й степени".

 В документе также указано, что поставленные перед ним боевые задачи Донской выполнял несмотря на больные легкие и бронхи. Болезнь привязалась к нему во время лагерных мытарств и уже не отпускала до последнего дня его жизни ...

В июле 1943 года он был переведен в редакцию партизанской газеты "За Родину", которой нужен был художник. Точнее, художник был нужен не только для газеты, но и для подготовки листовок, которые выдавались в полевой типографии..

Дело было крайне важно. Дело в том, что среди партизан люди были очень разные, и далеко не всегда "народные мстители" были такими уж чистыми и мужественными, как их позже пыталась представить советская пропаганда. Объяснялось это причинами как объективными (как, например, необходимостью самостоятельно добывать себе продукты питания, что нередко вело к мародерству), так и субъективными (отсутствием надлежащего контроля со стороны командиров различных уровней, деморализацией определенной части бойцов из-за поражения первых лет войны, желанием "пересидеть" опасные времена подальше от врага, пьянством и т.д.). Далеко не все в порядке было и в "шитовцев". Исследователь партизанского и повстанческого движения в Украине Андрей Сухих пишет, что "... большинство дисциплинарных нарушений среди бойцов Ивана Шитова возникали вследствие слабой политико-воспитательной работы в партизанских отрядах или ее полного отсутствия. В основном порядок держался благодаря "сильной руке" и авторитету командира, однако, в случае отсутствия этого, рядовые бойцы под видом боевых задач решали свои личные дела, которые часто превращались в преступлениях против местного населения ... "Поэтому создание газеты и наладка печати аг тацийних материалов, очевидно, имело целью не только доносить до местного населения правду о реальном положении дел по ту сторону фронта, но и как-то улучшить воспитательную работу среди личного состава.

Как оказалось, работа в редакции требовала не только умение рисовать, но и редкую изобретательность. Редактор газеты "За Родину" Иван Гридчин вспоминал: "Мучались над созданием тискального станка. Изобрели! Канализационная труба диаметром 100 мм и длиной 60 см, внутрь насыпали песок, по краям - два круглых дубовых клина, к ним прикреплялись чугунные болванки для утепления. Поверхность трубы обтягивали бумагой, сверху обшивали шинельным сукном, а дальше - зеркальное стекло. И работал сборщик "..

От марта 1943 г. до февраля 1944г. вышло 18 номеров газеты и десятки наименований листовок. Правда, Александр Донской проработал в редакции всего четыре месяца, но его вклад в ее работу был очень существенным.

Олександр ДонськийПо возвращении домой сразу пошел работать по специальности. Страна восстанавливалась, возрождалась ее промышленность, поэтому инженеры были очень нужны.

Но этого ему было мало. Настойчиво звал спорт. Тем более и его друзья - те, кто дожил до великой Победы, - возвращались на помост. С 1943 года возобновилось и проведения турниров самого высокого в стране ранга - чемпионатов СССР. В 1945 году в этих соревнованиях приняли участие 53 атлета, в 1946-м - 84, а в 1947 году - уже 150! 

Итак Александр Донской также начал активные тренировки. А с 1945-го стал участвовать в первенствах страны. Более того, в первый же год возвращения в большой спорт он стал серебряным призером чемпионата СССР. В следующем году был третьим, а год 1947-й стал для него действительно "золотым" - впервые за свою спортивную карьеру он стал чемпионом СССР в легчайшем весе! Таким же счастливым был и следующий год - еще одно золото главного чемпионата страны. В следующем году он стал еще и рекордсменом мира в рывке!

Официальным, потому что в действительности это был уже второй его мировой рекорд - первый, который он побил еще в 1937 году, не был официально зачислен Международной федерацией тяжелой атлетики по той простой причине, что до Второй мировой войны СССР не входил в ее состав. Ситуация изменилась лишь в 1946 году, когда накануне первенства мира в Париже Федерацию тяжелой атлетики Советского Союза было принято в Международную федерацию. На том чемпионате, кстати, спортсмены страны, которая только что победила в войне, сразу завоевали второе командное место и обновили несколько мировых рекордов.

А летом следующего года в Хельсинки был проведен чемпионат Европы, на котором также впервые выступила команда СССР. В ее состав входил и Александр Донской. Он выступил достойно, заняв вторую ступеньку пьедестала почета и уступив первое место лишь своему товарищу, младшему его на три года Ивану Аздарову. В следующем году Донской взял реванш у Аздарова, опередив его на первенстве СССР на целых пятнадцать килограммов. И еще два следующих года подряд на этих турнирах он становился вторым, давно уже переступив возраст, который в большом спорте считается для атлетов критическим.

Впрочем, мешал не возраст. Догоняла война. Болезнь, которую в партизанском отряде удавалось преодолевать благодаря накопленным многолетним занятиям спортом и здоровому образу жизни резервам организма, в мирное время вернулась. Отказывали бронхи и легкие. Все чаще мучила страшная духота. "Таскать железо" становилось все труднее. Но он не давал себе поблажек: продолжал тренироваться и даже время от времени выступать. Только когда разменял пятый десяток, решил, что пора остановиться. Но со спортом не расстался - продолжал по вечерам тренировать молодых атлетов. А днем ​​- днем ​​он работал в своем проектном институте. Теперь уже не просто инженером, а руководителем группы, затем - заместителем начальника отдела.

Однако болезнь не отступала. Он пытался бороться. Яков Куценко, который в последний раз видел его перед своей поездкой на очередной международный турнир (он тогда был уже главным тренером сборной СССР), вспоминал, как тот, прощаясь, спросил: "... может лекарств которых мне оттуда привезешь? .."

Ушел из жизни Александр Донской 26 июня 1956 года. Ему было всего 43 года. Проститься с ним пришли его боевые побратимы, институтские друзья, коллеги по работе и, конечно, почти все киевские тяжеловесы - известные и начинающие ... А память о нем сохранилась в рассказах об удивительной судьбе чемпиона, что в четыре десятка лет вместила столько событий и достижений, которых хватило бы на жизнь нескольких людей ...