1898-1917: Организация обучения в КПИ

В июне 1898 был объявлен первый прием заявлений в институт. В соответствии с Уставом, к вступительным экзаменам допускались все желающие, которые имели аттестат об окончании гимназии, реального училища или других средних учебных заведений, приравненных к гимназии. Вне конкурса зачислялись абитуриенты, которые уже закончили другие вузы. На 330 мест было подано 1100 заявлений. Конкурсные экзамены по математике, физике и русскому языку успешно выдержали значительно больше абитуриентов, чем предполагалось студенческих мест. По ходатайству совета института Министерство финансов позволило принять 30 человек сверх нормы. Итак, в первом наборе насчитывалось 360 человек, в том числе на механическое отделение - 109, инженерное - 101, агрономическое - 87, химическое - 63 [25, с. 2].

Несмотря на то, что институт был рассчитан на 1200 студентов, их численность быстро росла. Уже в 1902 году. Здесь обучалось 1255, 1909 г. - 2396 человек. Следует заметить, что примерно столько же студентов осталось до начала первой мировой войны. Однако в связи с мобилизацией студентов младших курсов в армию и привлечением старшекурсников к работе на военных предприятиях общее число студентов института в 1916 сократилось до 1137 [26, с. 56].

Срок обучения в институте составлял четыре года (восемь семестров). Система обучения курсовая. Как известно, все втузы имели пятилетний срок обучения. Предполагалось, что сокращение времени обучения на один год не повредит качеству курса, а будет достигаться путем повышения интенсивности преподавания, сокращением каникул и экзаменационного периода. При этом промышленность быстрее получит специалистов, а молодые люди на год раньше вступят в самостоятельную жизнь [2, с. 409].

Согласно учебному плану предметы распределялись по курсам так, что фундаментальные науки, необходимые для надлежащего усвоения специальных, изучались раньше остальных. Общее количество теоретических лекций не превышала 16 часов в неделю, а лекций и практических занятий - 6-7 часов в день. При этом учитывалось, что студенты ежедневно 3-4 часа использовали для самостоятельной работы (исходя из максимальной нормы работы 10 часов в день).

По учебному плану, например, на химическом отделении планировалось в течение первого года прослушать курс и сдать экзамены по математике, теоретической механики, начертательной геометрии, неорганической химии, физике, кристаллографии, строительному искусству, богословию, выполнить практические занятия по техническим чертежам, общей химии, анализу. Второй год обучения предусматривал изучение курса и сдачи экзаменов по ботанике, физике, минералогии, сопротивлению материалов, органической химии, общей металлургии, общей минеральной технологии, общей строительной технологии, прикладной механике, выполнение практических занятий по качественному и количественному анализу, физике, архитектурному чертежу, минералогии, графостатике.

За третий год нужно было прослушать курс и сдать экзамены по термодинамике, физико-химии, паровым котлам, общей органической технологии, электротехнике, заводской механике, политэкономии, выполнить практические занятия по органической химии, физико-химии, архитектурному проектированию, ботанике или сопротивлению материалов, контролю производства, электротехники.

За четвертый год обучения прослушивался материал и сдвались экзамены по специальным курсам. Обязательными были практика на заводе и подготовка отчета о ней, дипломная работа, специальный проект завода, проект парового котла, защиту этого проекта.

Некоторые курсы лекций слушали одновременно студенты двух и более отделений, например, студенты всех четырех отделений слушали вместе богословие, физику, общую химию, политическую экономию; студенты механического, инженерного и химического отделений слушали вместе лекции по теоретической механике, строительному искусству, прикладной механике, термодинамике и тепловым машинам, гидравлике и гидравлическим двигателеям, отоплению и вентиляции, канализации, строительной механике и тому подобному.

Как видим, учебные планы института, кроме специальных дисциплин, предусматривали значительное количество часов для общеинженерные предметы - математику, физику, химию, механику и тому подобное. По всем дисциплинам наряду с лекционным много времени отводилось практическим занятиям для того, чтобы студенты получали не только достаточную теоретическую подготовку, но и твердые и глубокие практические знания и умения применять их на производстве.

На химическом отделении, например, практические занятия составляли 57,5% всего учебного времени, тогда как в Петербургском технологическом институте лишь 39, 4%. В то же время такое количество часов было меньше, чем в западноевропейских политехникумах, в частности в известном Цюрихском политехникуме, где практические занятия отводилось 67,3% всех учебных часов [2, с. 69]. Такое соотношение лекционных и практических занятий обеспечило подготовку специалистов для тогдашних предприятий.

Преподавание специальных дисциплин сопровождалось упражнениями, составлением проектов и практическими занятиями в учебно-вспомогательных лабораториях и мастерских. Кроме этого, летом для студентов всех отделений вводились практические занятия по съемке, нивелированию местности; практика проходила на фабриках, заводах, стройках, железных дорогах, студенты агрономического отделения работали на опытном поле, агроисследовательской станции, в агрономической лаборатории.

В конце каждого полугодия проводилась экзаменационная сессия; студенты, которые успешно сдали экзамены, допускались к обучению в следующем семестре. Но в силу разных обстоятельств институт в течение первых шести лет фактически перешел на предметную систему обучения, согласно которой студент, прослушав тот или иной курс, сдавал экзамены, не дожидаясь общей экзаменационной сессии.

К разрушению курсовой системы привели, во-первых, масштабные студенческие волнения, забастовки студентов и, как следствие, временное закрытие института правительством, что сократило определенное количество учебного времени, продлило срок прохождения лекционных курсов и практических занятий, во-вторых, материальная несостоятельность студентов, что заставляло их тратить значительную часть своего времени на заработки. При таких условиях курсовая система была слишком тяжелой для студентов.

Так как Устав института предоставлял значительные права студентам при переводе на старшие курсы (порядок сдачи экзаменов попредметно и время их проведения они определяли сами), а профессорам - право принимать экзамены сразу после завершения чтения курса, а также освобождать студентов от экзаменов по результатам коллоквиумов и практических занятий, сложилась такая практика, что студенты переводились на старший курс даже среди учебного года.

Вместе с тем предметная система несколько дезорганизовала учебный процесс, возникали трудности в его планировании. В связи с этим совет института разработал «Правила о прохождении курса наук при предметной системе преподавания и о порядке проведения экзаменов при ней», которые были утверждены министром финансов и введенные в 1906/07 учебном году [2, с. 74]. Таким образом, предметная система обучения была узаконена.

Позже неоднократно предпринимались попытки вернуться к курсовой системе, чтобы упорядочить сроки обучения. Так, 1911 году на инженерном отделении была создана специальная комиссия для подготовки новых правил, но ее работа оказалась бесполезной.

Киевский Политехнический институт Очерк истории.- Киев: "Наукова думка", 1995.- 320 с.