1922-1925: Восстановление учебного процесса

В январе 1922 г. инженерно-строительный институт был реорганизован в факультет инженеров путей сообщения в составе КПИ. 26 августа 1922 г. приказом НКПС под № 1366 институт был включен в число патронируемых вузов, назначено 50 студентам стипендии и обеспечено рабочие места для летней практики [19, с. 7]. Сначала на факультете инженеров путей сообщения готовили технический персонал для сухопутных и водных путей Украины, позже - специалистов по эксплуатации железных дорог и воздушных путей сообщения [14, с. 12]. По данным регистрации студентов, впервые проведенной зимой 1922 г., их насчитывалось 2081, 1921/22 у. г. закончили институт всего 75 человек [15, с. 11]. Осенью 1922 г. в вуз было зачислено 510 студентов, из них рабочих - 138, крестьян 111, трудовой интеллигенции и служащих- 261.

Группа опытных рабфаковцев в начале 1922/23 у. г.. отремонтировала четыре паровых котла, что не работали с 1916 г. Все помещения института начали отапливаться и снабжаться водой.

1923 г. было проведено ремонт помещений и восстановлено техническое оборудование лабораторий, создано авиационные мастерские, радиотехническую лабораторию, исследовательскую станцию сельскохозяйственного производства, электромеханическую лабораторию, мастерские для ремонта точных приборов и тому подобное. Была возобновлена работа библиотеки, осуществлено переучет книг, начато регулярную подписку на газеты и журналы, в том числе зарубежные. Учебный процесс постепенно стабилизировался. Усилиями предметных комиссий были составлены учебные планы, программы курсов, разработаны новые методы преподавания и, самое главное, осуществлен постепенный переход от лекционного обучения к лабораторному изучению наук, практической работе на предприятиях, установлению связи науки с производством [14, с. 34].

1 сентября 1922 г. на базе агрономического факультета был создан сельскохозяйственный институт. Его ректором стал проректор КПИ проф. И.И.Касьяненко [15, с. 10]. Два института - политехнический и сельскохозяйственный - вместе с их рабфаками, профкомами составили единый учебный комбинат.

Если 1922/23 у. г.. усилия коллектива института были направлены на восстановление вузовского хозяйства, то 1923/24 у. г. - на усовершенствование и разработку учебных программ с учетом целевого назначения вуза - выпускать инженеров-организаторов широкого профиля, поскольку кадры узких технических специальностей готовили техникумы. 1924/25 у. г. больших усилий приложил институт к дальнейшему расширению связей с промышленностью, организации летней производственной практики и т.д. [18, с. 40].

Заметим, что с июня 1923 г. обязательным элементом учебного процесса в институтах и техникумах стала летняя производственная практика [20, с. 6] в течение 2-2,5 месяцев. Студенты института после первого курса проходили практику в учебных мастерских и лабораториях под руководством преподавателей, после второго и третьего - на предприятиях республики (20-25% учебного времени) [21, с. 67]. Для организации производственной практики в сентябре 1923 г. при Укрглавпрофобразовании было создано центральную комиссию. Аналогичные комиссии создавались также в вузах Украины. Разработкой планов проведения практики занимались методические и предметные комиссии учебных заведений.
Введение обязательной производственной практики в учебный процесс было делом нелегким, поскольку государственные предприятия оказались несостоятельными предоставить нужное количество рабочих мест студентам и выделить средства на их содержание. Предметные комиссии вузов не успевали вовремя разрабатывать планы и программы проведения практики, не было надлежащего контроля за ее прохождением со стороны администрации.

Работа студентов, которых часто использовали не по специальности [2, с. 167], имела низкую эффективность. В общем 1923/24 у. г.. производственную практику имели лишь 30% студентов. Со временем механизм ее проведения совершенствовался, что способствовало непосредственному сочетанию обучения в высшей школе с задачами развития хозяйственного строительства [22, с. 729].

В 1925 г. были разработаны новые пути и методы повышения успеваемости, укрепления дисциплины студентов, установлено жесткие сроки обучения. Посещение лекций, семинаров и других видов занятий стало обязательным. Это способствовало позитивным изменениям в учебном процессе [23, 24, с. 408. 11], хотя уровень успешности оставался невысоким. Такое положение дел можно объяснить как объективными, так и субъективными факторами: материальная необеспеченность, использование студентов на организационной и административно-хозяйственной работе, чрезмерная загруженность общественными поручениями, низкий первоначальный общеобразовательный уровень [25, с. 512].

Поэтому в последующие годы принимались дополнительные меры по повышению успеваемости студенческой молодежи: осуществлялся переход на дневную форму обучения, создавались кружки и комиссии для углубления научной организации труда. Учебный процесс постепенно стабилизировался, налаживался учет успеваемости. Выпускники инженерно-технических вузов, и в частности КПИ, становились высококвалифицированными специалистами, известными инженерами, учеными, преподавателями вузов.

Среди выпускников КПИ тех лет - академики АН УССР С.В.Серенсен, Б.С. Лисин, академик АН СССР Б.М. Вул; члены-корреспонденты АН УССР, профессора В.Ю. Васильев, И.Я. Штаерман, Ф.П. Белянкин, Ю.Д. Соколов, Г.И. Сухомел, В.А. Избеков, П.П. Буштедт; ведущие преподаватели института профессора С.С. Рудник, Г.М. Городецкий, И.Д. Горбачевский, И.Т. Швец и др. [2, с. 320].

На механическом факультете в 1924-1926 гг. учился Королев - академик, генеральный конструктор первых в мире искусственных спутников земли и космических кораблей. «Наша страна и вся мировая наука в лице акад. С. П. Королева имела ученого, чье имя всегда будет связано с одним из крупнейших завоеваний науки и техники всех времен - открытием эры освоения человечеством космического пространства », - говорил академик М.В. Келдыш. «Для меня Сергей Павлович был образцом великого ученого и человека, тем идеалом, к которому все должны стремиться», - подчеркивал акад. Б.Е. Патон - выпускник КПИ. В центральном корпусе КПИ есть аудитория им. С.П. Королева, в ознаменование его заслуг на здании института установлена мемориальная доска. [В 2008 году С.П. Королеву на территории кампуса КПИ установлен памятник - webmaster].

Вследствие работы, проведенной в 1921 - 1925 гг. в инженерно-технических вузах постепенно налаживался учебный процесс, вырабатывались новые принципы обучения, наметилось сближение вузов с производством.
Следует заметить, что учебные планы и программы вузов того времени не были упорядоченными, их содержание ежегодно менялось [26, с. 210]. Ощущалась острая нехватка учебно-методической литературы. Так, 1923/24 у. г.. выпуск физико-математической, технической литературы в Украине составил всего 5% общего тиража книг государственного издательства, к тому же научный и методический уровень этой литературы не всегда отвечал требованиям времени [3, с. 119].

Кардинальные изменения социального состава студентов в сторону его пролетаризации обусловленные наличием рабочих факультетов, имели целью дать в течение короткого времени знания в объеме программы средней школы. Осуществлялся классовый подход в отборе студентов приемными комиссиями. Благодаря осуществлению политики пролетаризации вузов в 1922г. скамьи студентов пополнили представители рабочих и крестьян. В КПИ их обучалось 249 человек, что составляло примерно 50% общего набора [27].

Социальный состав студентов в определенной степени регулировался так называемыми социальными чистками - перерегистрациями учившихся. В ноябре 1921г. коллегия Главпрофобразования выработала «Положение о проведении перерегистрации студентов», на основе которого институты освобождались от «антисоветских элементов и лиц, числившихся формально» [15, с. 10]. Вследствие первой перерегистрации (1921) из вузов республики было исключено 11 000 студентов, второй (1922) - 1500, третьего (1924) - 5645, что составляло 20% общего числа студентов. Следует заметить, что подобные «чистки» вряд ли способствовали общему подъему культуры страны, не соответствовали действительно демократическим принципам социальной справедливости. «... Под лозунгом пролетаризации школы и науки была расторгнута преемственность знаний, прекратили существование целые научные области и направления, страна оказалась в изоляции от мировой гуманистической мысли» [28, с. 8].

Решение проблемы пролетаризации вузов требовало улучшения условий жизни и обучения студентов выходцев из рабочих и крестьян. В этом направлении было сделано немало. По состоянию на 20 декабря 1923 г. в институте государственные хозяйственные стипендии получали 20% студентов и все слушатели рабфаков. Количество стипендий увеличивалось из года в год, но этот рост все же отставал от темпов роста количества студентов и отнюдь не обеспечивал прожиточного минимума. Поэтому, кроме стипендий, в 1924/25 у. г.. государство обеспечивало студентов питанием и одеждой [3, с. 87]. Было достигнуто заметных успехов в деле подготовки кадров украинской национальной интеллигенции, поскольку удельный вес студентов-украинцев в КПИ [С, с. 89] постоянно увеличивался и 1924/25 н. г.. достиг 45%. Хотя преподавание на украинском языке было необязательным для технических вузов, все же у них достаточно успешно осуществлялся принцип украинизации [2, с. 59]. Итак, КПИ постепенно залечивал раны, нанесенные гражданской войной, совершенствовал свою структуру, характер деятельности. «Без захватывающего подъема и бурной энергии пролетарского студенчества .., - писал в отчете ректор института В. Ф. Бобров, - без активного привлечения к работе прогрессивной профессуры и всего коллектива рабочих и служащих понадобились бы десятки лет на проведение намеченного плана при тех средствах, которые имел институт, или же наоборот, чтобы выполнить эти работы за 5-летний срок в обычных условиях потребовались бы большие материальные затраты.

Достаточно сказать, что студенческая трудовая повинность, введена 1921 г., принесла институту более 80 тыс. рабочих часов, не считая работы студенчества и рабфаковцев, что добровольно работали - эта трудовая повинность сохранилась в КПИ до 1925 г. Проведенная в тяжелых материальных условиях значительная работа дала возможность подготовить уже 1924/25 у. г.. почти максимум довоенного выпуска инженеров на всех факультетах института »120, с. 5].