1925-1941: Вклад КПИ в индустриализацию народного хозяйства СССР

Народное хозяйство Украины восстанавливалось в целом на старой технической базе. Для его реконструкции необходимо было создать и восстановить ряд отраслей промышленности: машиностроительную, станкостроительную, автомобильную, химическую, оборонную, тракторную, металлургическую и др., Реконструировать старые и построить новые предприятия, технически перевооружить их.

1926 г. успешно прошли всеукраинские и окружные совещания представителей учебных заведений, на которых определялись задачи ВУЗов в связи с индустриализацией страны и пути их решения. Особенно остро встал вопрос о высококвалифицированных кадрах, способных возглавить хозяйственное строительство, руководство производственными процессами, рабочими коллективами.

Для выполнения народнохозяйственных планов нужно было за короткое время воспитать техническую интеллигенцию. Эта важная задача возлагалась на ВУЗы страны.

В КПИ 1925 г. на четырех факультетах (химическом, механическом, электротехническом и путей сообщения) обучалось 1983, а в 1929 г.- 2800 студентов. Заметим, что за это время выросло количество студенток-женщин: если 1925/26 у. г. оно составляло не более 4% от общего числа студентов, то к концу 20-х - начале 30-х годов достигло 20% [3, с. 87].

1925/26 у.г. в вузе работали 170 преподавателей, в том числе 36 профессоров первой и второй категорий, 31 штатный и более 100 внештатных преподавателей, из них 163 имели высшее образование, 126 - инженерное. Административный персонал составлял 7 человек, технический - 149 [29, с. 25].

1925г. институт возглавляло правление, в состав которого вошли В. Ф. Бобров (председатель, ректор), К. К. Симинский (проректор по учебной части), Б. А. Шведов (преподаватель, декан рабфака), а также представители студенчества и профсоюзов. В работе правления активное участие принимали деканы П. В. Рабцевич (факультет инженеров путей сообщения), Г. И. Сухомел (механический), А. А. Скоморохов 129, с. 23] (электротехнический). При институте работали учебные мастерские, химический завод, автомастерская и другие мелкие ремонтные мастерские, что образовывали специальный производственный отдел. При правлении функционировал также постоянный технический отдел [30, с. 23].

Прогрессивное развитие народного хозяйства позволило увеличить ассигнование на народное образование. Так, если 1923/24 у. г. ВУЗам и научно-исследовательским учреждениям было выделено меньше 9,4 млн. руб., то в 1924/25 у. г.- только ВУЗы получили около 14, а 1925/26 у. г.- 18,6 млн.руб. Однако и эти ассигнования были недостаточными для удовлетворения потребностей системы высшего образования. Государственные органы были вынуждены временно сократить количество вузов. Если 1923/24 у. г.. в Украине функционировало 42 ВУза, то в 1924/25 - 38, а 1925/26 у. г.- 35. С 1927 г. количество вузов в республике вновь начало расти [13, с. 78]. В них 1928 г. обучалось 22417 студентов [18, с. 39].

При отборе студентов осуществлялся классовый подход. Так, 1929/30 у. г.. в КПИ училось: рабочих - 44%, крестьян - 18%, интеллигенции и служащих - 35%, других - 3% [2, с. 57]. 1925/26 у. г.. на рабфаке насчитывалось 324 студента, в том числе на факультете инженеров путей сообщения - 62, химическом - 69, электротехническом - 86, механическом - 107 [29, с. 28]. 1924/25 у. г.. рабфак закончили 85 человек, 1925/26 у.г. - 119, 1926/27 у. г.- 131 [18, с. 47].

Студенты рабфака изучали математику, физику, химию, русский и украинский языки, зоологию, географию, историю, историю хозяйственных форм, немецкий язык, черчение, рисование и другие предметы. На рабфаке работали около 60 преподавателей. Здесь функционировали физико-математическая, лингвистическая и литературоведческая, социально-экономическая и естественная предметно-методические комиссии. Многие воспитанники рабфака стали впоследствии профессорами, известными учеными, среди них - К. И. Ващенко, М. Л. Калниболотский, Ю. П. Гизила и др.

Рабфаковцы и студенты получали стипендию, для них было открыто студенческие столовые и поликлиники, комбинаты улучшения быта учащихся высших школ. В ВУЗах создавали кассы взаимопомощи, студентам предоставляли временную работу. Помощь студентам со стороны государства становилась все более ощутимой. Так, если 1928 г. получали стипендии 45% студентов института, то через десятилетие более 80% [2, с. 62].

В середине 20-х годов повысилась зарплата профессоров и преподавателей высшей школы. В 1925/26 у. г. в Украине вместо ранее существующей почасовой оплаты было введено штатную систему оплаты труда 133, с. 277]. Каждый преподаватель засчитывался в штат ВУЗа, становился членом коллектива, выполнял все виды учебной деятельности и нес ответственность за свою педагогическую деятельность перед государством. Штатная оплата труда гарантировала преподавателю твердую ставку.

Одной-из важнейших проблем развития высшей школы было обеспечение ВУЗов достаточным количеством квалифицированных профессорско-преподавательских кадров. Большинство специалистов старой школы активно включилась в работу. По выражению проф. Е. О. Патона, он почувствовал «связь сотни нитей, что протягивались от него к народу и от народа к нему, нашел в конце концов свое настоящее место в жизни» [31, с. 103]. Конечно, кардинально решить проблему перестройки вузов только их усилиями было невозможно, поэтому развернулась подготовка молодых педагогов в аспирантурах, которые создавались на научно-исследовательских кафедрах вузов и в научных учреждениях. В состав научно-исследовательских кафедр входили заведующие кафедр, руководители секций, научные сотрудники и аспиранты. На 1 января 1926 г. научно-исследовательские кафедры функционировали в 17 вузах республики. В частности, в КПИ было восемь кафедр [18, с. 12]: строительного искусства (руководитель проф. К. К. Симинский), механической технологии (проф. К. А. Зворыкин), физики (проф. А. Г. Гольдман), гидрологии (проф. Е. В. Опоков), электротехники (проф. А. П. Котельников), химии (проф. В. П. Ижевский), технологии и сельскохозяйственного производства (проф. И. А. Кухаренко) [32, с. 23].

Опыт показал, что научно-исследовательские кафедры не оправдали себя, они мало способствовали научной работе непосредственно в вузах. Значительная часть ученых критиковала организацию научно-исследовательской работы на кафедрах за ее оторванность от учебного процесса. Критика в адрес научно-исследовательских кафедр и Наркомпроса, по решению которого они были созданы, прозвучала из трибун первого (1925) и второго (1927) всеукраинских съездов ученых. В начале 1930 г. Научно-исследовательские кафедры были ликвидированы, уступив место обычным кафедрам, работники которых занимались не только учебно-методической, но и научно-исследовательской работой [С, с. 128]. Это способствовало повышению научного уровня подготовки специалистов в вузах.

В институте велась работа по выдвижению и отбору в аспирантуру наиболее подготовленных студентов. В начале первой пятилетки в КПИ училось 68 аспирантов [34, с. 86], из которых выросли известные ученые, педагоги. Например, д-р техн. наук С. С. Рудник подготовил 45 кандидатов наук [35, с. 375] (имя С. С. Рудника носит одна из аудиторий главного корпуса). Известными деятелями науки стали воспитанники КПИ академик АН УССР проф. М. В. Корноухов, д-р техн. наук И. И. Чернобыльский. С именем профессора С. В. Се-ренсена (закончил КПИ 1926 г. и работал директором института строительной механики АН УССР) связаны смелые исследования и достопримечательности научные труды. Со стен КПИ вышли профессора В. Е. Васильев, И. Я. Штаерман, Ф. П. Белянкин, Ю. Д. Соколов, Г. И. Сухомел, В. А. Избеков, С. С. Рудник, Г. М. Городецкий, И. Т. Швец, одаренные ученые В. Г. Холмский, Ю. П. Гизила, Г. А. Прейс, С. И. Тетельбаум, многие другие педагоги и ученые, руководители научной, учебной деятельности института. Специалисты, закончившие КПИ, работали на ответственных участках хозяйственного строительства во всех уголках страны.

В подготовке новых преподавательских кадров большое значение имело привлечение к педагогической работе опытных инженеров-практиков и способных студентов, которые углубляли свои знания в научных кружках. В КПИ на всех факультетах были созданы студенческие кружки с секциями по факультетским специальностям. Кроме этого, существовал факультетский кружок НОТ и терминологический переводческий кружок. На всех факультетах устраивались выставки студенческих работ [32, с. 23].

Если 1923/24 у. гг. в научных кружках и семинарах приобретали опыт научно-педагогической работы 101 человек, то в 1924/25 у. гг. - 1198. После окончания вуза способные кружковцы зачислялись на преподавательские должности.

1925/26 у. г.г. в институте функционировали предметные комиссии, общие для всех или нескольких факультетов: социально-экономическая, физико-математическая, иностранных языков, строительной механики, теплотехники, электромеханики [32, с. 23]. Например, на механическом факультете в соответствии со специализацией работали предметные комиссии по теплотехнике, общетехнических дисциплинах, механике, технологии, общего машиностроения, автомобилестроения, теплосиловых установках; на химическом факультете - из неорганического, органического, инженерно-механического и химического циклов; на факультете инженеров путей сообщения - с сухопутных и водных путей, инженерных сооружений, сантехники, естественно-математических наук; на электротехническом факультете - с общетехнических и теоретических дисциплин, техники мощных токов и связи.

Становление новой инженерно-технической высшей школы требовало изменений всего содержания учебно-методического процесса, разработки новых учебных планов, программ, курсов лекций и практических занятий, которые непосредственно отвечали бы назревшим задачам. Соответствующая работа проводилась и в КПИ. Здесь активно разрабатывались новые учебные программы, создавались учебники. Так, 1927 г. проф. К. К. Симинский составил и издал учебник по строительной механике. 1930 г. вышел в свет учебник «неразрезных балок». В этих учебниках освещались новейшие методы расчета при проектировании. На основе материалов студенческих дипломных работ Е. А. Патон составил трехтомное пособие по проблемам восстановления и реконструкции мостов [31, с. 99].

Важную роль в рациональном использовании учебно-методической литературы играли вузовские библиотеки. 1927г. книжный фонд библиотеки КПИ насчитывал 27516 названий, из них значительное количество иностранными языками. 21 апреля 1927 г. вышел первый номер многотиражной газеты «Киевский политехник», редактором которой был студент Иван Ле - впоследствии известный украинский писатель.

Улучшению учебно-методической работы в КПИ способствовали его связи с АН УССР, вузами Москвы, Ленинграда, Баку, Харькова и других городов. Представители института принимали активное участие в методических научных совещаниях и съездах. Материалы таких форумов всесторонне обсуждались в ВУЗе. Большой интерес представляли, в частности, материалы методического совещания по индустриально-техническому образованию, состоявшегося 1926 г. в Москве. На совещании рассматривались вопросы о типах учебников для высшей школы, методах преподавания и проверки знаний, постоянной производственной практике, ближайших задачах в деле установления связей ВУЗов с производством, летней практике студентов, научной организации труда и др. [36, с. 29]. Совещание приняло резолюции по улучшению педагогической и учебно-методической работе в вузах. Подчеркивалось, что современные методы преподавания должны возбуждать активность студентов при изучении предметов учебного плана, давать простор для самостоятельного усвоения учебного материала [36, с. 29].

Постоянно укреплялись связи высшей школы с производством. Начиная с января 1925г., производственная практика стала обязательным компонентом всех учебных планов. Во время практики студенты должны глубже ознакомиться с экономикой производства, хозяйственным состоянием предприятия, разработать проекты, которые бы позволили повысить производительность труда. Общему улучшению организации производственной практики способствовал рост числа рабочих мест, необходимых для студентов. 1925/26 у. г. практику имели 65% студентов вузов Украины [3, с. 123]. Вместе с производственной практикой в ВУЗах вводился институт стажировки, срок обучения в котором, в зависимости от специальности, составлял один-два года.

Критерием эффективности работы ВУЗов по улучшению учебного процесса, качества подготовки будущих инженеров был уровень профессиональной квалификации выпускников. Обследование знаний выпускников высших инженерно-технических вузов Украины 1927/28 у. г.. показало, что более 75% из них работали инженерами на производстве и зарекомендовали себя хорошими специалистами и умелыми руководителями производственных коллективов.

1925/26 учебном году выпуск специалистов в КПИ составил 62% [18, с. 41] максимального дореволюционного, а 1930 г. вырос против 1928 г. более чем втрое.

С целью повышения уровня научно-теоретической подготовки специалистов систему комплектования ВУЗов Украины по разнарядке 1926 г. было заменено приемом по результатам конкурсных экзаменов, проводимых по куриям (рабочие, крестьяне, интеллигенция и служащие). Количество мест для каждой курии устанавливалось заблаговременно, что позволяло запланировать социальный состав студентов. Первые приемы по новой системе произошли 1926/27 и 1927/28 у.г.

В конце 20-х годов одной из важных задач на пути обеспечения народного хозяйства кадрами стала перестройка всей системы высшей школы, приспособления ее к потребностям и темпам развития народного хозяйства. Это означало унификацию высшего образования и реорганизации его по отраслевым признакам. Дело в том, что системы подготовки специалистов в вузах России и Украины были разными. В Украине существовало два типа высших учебных заведений - институты (готовили специалистов-организаторов с широкой теоретической подготовкой) и техникумы (выпускали специалистов-практиков узкой квалификации). В России существовал один тип вузов - институты, техникумы были средними учебными заведениями. Поскольку все республики бывшего СССР имели единые хозяйственные планы, то считалось, что они должны были иметь и одинаковую систему образования. Поэтому 1929/30 у. г. такую унификацию высшего образования было проведено. С этого времени техникумы Украины начали готовить специалистов среднего квафикации, институты - высшей. Наиболее обеспеченные учебно-материальной базой техникумы реорганизовались в институты. Например, Киевский и Волынский механические техникумы вошли в состав механического факультета КПИ. Новые отраслевые вузы создавались путем объединения родственных факультетов и отделений различных учебных заведений [3, с. 144]. На базе института были созданы новые самостоятельные вузы: инженерно-строительный; технологический легкой промышленности; технологический пищевой промышленности; сельскохозяйственный и лесной (последние, впоследствии объединившись, превратились в Украинскую сельскохозяйственную академию). На базе КПИ образовался также Киевский институт инженеров гражданской авиации. Механическая мастерская института стала базой создания завода им. И. И. Лепсе, электротехническая - завода «Точэлектроприбор» (современное название «Росток»).

В феврале 1930 г. ВСНХ принял решение о создании ряда отраслевых институтов на базе факультетов, существовавших в вузах политехнического типа. С факультетов КПИ образовались еще такие самостоятельные вузы: энергетический, машиностроительный, химико-технологический, инженеров железнодорожного и водного транспорта. Однако в процессе дальнейшей реорганизации в июне 1934 г. машиностроительный, энергетический и химико-технологический институты объединились в один вуз, получивший название Киевский индустриальный институт (такое название КПИ имел до июля 1944 г.). Исполняющим обязанности директора было назначено М. Е. Бабина, а с сентября 1934 г.- М. П. Ефимова.

Профессора-преподаватели, сотрудники и студенты КИИ провели в эти годы большую работу по укреплению материально-технической базы института. В частности, были построены «энергокрыло» главного корпуса, часть химического корпуса, что значительно укрепило материальную базу института. Вступили в строй новое общежитие и стадион [37, с. 12]. При институте начали функционировать электростанция, радиоузел, фабрика-кухня, швейная и сапожная мастерские, парикмахерская, кинотеатр, спортивные площадки. С 1934 г. институт стал одним из крупнейших втузов страны, его бюджет в это время значительно превышал дореволюционный. Если бюджет КПИ 1913 г. составлял 637, 7 тыс. руб., 1934 г.- 6,2 млн. руб., 1937 - 11,4, то 1939 г.- 13,9 млн. руб. [2, с. 60].

Значительно выросли стипендиальный фонд и ассигнования государства на обучение студентов. Если 1928 г. стипендиальный фонд составлял 345,2 тыс. руб., а стоимость обучения одного студента в год - около 1 тыс. руб., то 1939 г.- соответственно 4,5.млн руб. и 32 тыс. руб., то есть государственные расходы выросли более чем в 10 раз [2, с. 64]. Это позволило обеспечить стипендиями подавляющее большинство студентов. Если 1927/28 у. г.. получали стипендию всего 45% студентов в институте, то 1938/39 у. г.- 83%. Размер стипендии вырос с 23 руб. 1927/28 у. гг. до 130-200 руб. 1938/39 у. г.г. [2, с. 58]. Значительное улучшение материального положения способствовало заметному увеличению численности студентов и, соответственно, выпускников (с 276 человек 1929 г. до 685 - 1940 г.) [2, с. 67], что имело немаловажное значение для народного хозяйства страны.

Данные о динамике роста числа студентов института в 30-е годы [2, с. 57] приведены ниже:
Учебный год 1931/32 1932/33 1933/34 1935/36 1936/37 1938/39 1939/40 1940/41
Численность студентов 2471 2777 3334 3152 3683 3495 3500 3685

Менялся социальный состав студентов. Если 1929/30 у. г. среди них было рабочих 44%, крестьян 18%, трудовой интеллигенции и служащих 35%, других 3%, то 1934/35 у. г. соответственно 68,8%, 8,6, 21,1 и 1,5% [2, с. 57].

С ростом числа студентов росла и потребность в педагогических кадрах, поскольку интенсивные формы занятий, преимущественно групповые, требовали увеличения численности преподавателей высокой квалификации. Дирекция института проводила интенсивную работу по подбору и укреплению кадров. 1940/41 у. г. профессорско-преподавательский состав уже насчитывал 342 человека, в том числе 53 профессора, 95 доцентов, 42 старших преподавателя, 162 преподавателей и ассистентов [38, с. 298]. Среди них - академики АН УССР Е. О. Патон, М. П. Кравчук, В. А. Плотников, Б. С. Лисин, член-корреспонденты АН Украины Ф. П. Белянкин, В. Ю. Васильев, С. В . Серенсен, И. Я. Штаерман, профессора В. Ф. Бобров, Н. Н. Воронин, Г. М. Городецкий, М. С. Кичигин, А. В. Кобелев, В. В. Огиевский, П. В. Окулов, С. С. Рудник, И. Т. Швец, доценты Я. И. Бовсуновский, А. И. Бутузов, А. С. Плыгунов, Т. В. Путята, А. П. Орнатский и многие другие. Заметим, что из 342 преподавателей 203 - воспитанники института, успешно закончившие аспирантуру. Так, если 1936 г. в институте учились 26 аспирантов, то 1940 г.- 71 [2, с. 24]. Выросла и численность административно-технического и учебно-вспомогательного персонала. Если на 1 января 1935 г. он насчитывал 621 человека, то в это время 1941 г. уже 931 [39, с. 196].

В начале 30-х годов в вузах и техникумах страны было введено лабораторно-бригадную систему. Занятия проводились в небольших студенческих бригадах. Преподаватели давали задание и контролировали их выполнение. Поскольку задачи выполнялись коллективно и часто не все члены бригады принимали активное участие в этом, а проверка проходила на основании доклада или сообщения одного из членов бригады, то усвоение учебного материала значительно ухудшилось.

Аналогично осуществлялось курсовое проектирование: проекты выполнялись преимущественно одним-двумя студентами из бригады, а остальные ее члены копировали его, иногда задачи по проектированию делились на части по количеству членов бригады так, что каждый студент выполнял лишь небольшую часть работы, поэтому проекты в целом были разработаны недостаточно . Разделение на факультеты не существовало. На первом курсе все студенты учились по общему учебному плану, на втором - делились по выбранной специальности.

Для студентов всех специальностей был установлен единый срок обучения- четыре года и 50 дней. Каждый учебный год делился на три триместра по десять декад. Третий, шестой, восьмой и первая половина двенадцатого триместра отводились для производственной практики на предприятиях. В последний (дополнительный) триместр студенты работали уже не как практиканты, а на должностях исполняющих обязанности инженеров из выбранных специальностей.

Лабораторно-бригадный метод обучения предусматривал ускоренное обеспечение промышленности специалистами. Дипломные проекты - заключительный этап подготовки инженеров - были отменены в связи с длительным пребыванием студентов на практике, что должно было закрепить приобретенные в институте знания и опыт работы. Упомянутый метод обучения не способствовал подготовке кадров в соответствии с требованиями,что стояли перед высшей школой в годы бурного развития промышленности и технической реконструкции народного хозяйства.

Таким образом, возникла необходимость основательной перестройки учебного процесса. В сентябре 1932 г. было восстановлено предыдущую систему занятий: лекции, лабораторные работы, проектирование и производственное обучение на предприятиях. С 1933/34 у. г. студенты снова сдавали экзамены, защищали курсовые и дипломные проекты. Было также возобновлено разделение на факультеты и повышено роль кафедр в качестве основного учебного и научно-исследовательского звена во втузах. Большое значение придавалось студенческим группам, самостоятельной работе студентов, развитию их творческой инициативы. 1934 г. в институте были созданы четыре факультета - общетехнический, машиностроительный, энергетический, химико-технологический, на которых готовили инженеров по пятнадцати специальностям [38, с. 6]. Количество факультетов ежегодно возрастало. 1940/41 у. г.. в КИИ функционировало восемь факультетов: химического машиностроения, электротехнический, механико-машиностроительный, химико-технологический, теплотехнический, радио-факультет, бумажно-целлюлозный, вечерний [40, с. 298]. Повышались требования к преподавателям, которые читали лекции, проводили семинары и лабораторные работы и тому подобное. С целью лучшего методического обеспечения занятий и в соответствии с рекомендациями первого Всесоюзного совещания работников высшей школы, которое состоялось 15 мая 1939 г., на всех кафедрах при непосредственном участии преподавателей уточнялись планы и программы, объем и содержание намеченного для изучения материала, разрабатывались методики преподавания многих дисциплин, готовились учебники и пособия, укреплялась взаимосвязь отдельных курсов. Расширялась практика взаимного посещения занятий преподавателями, повысились требования к организации самостоятельной работы студентов, возросла их ответственность за качество обучения. Студенты сдавали экзамены после изучения полного курса по каждому предмету, внесенного в учебный план. Были созданы специальные государственные экзаменационные комиссии. За несколько лет преподаватели института подготовили ряд новых учебников и пособий: «Оборудование бумажно-целлюлозных производств» (В. Ф. Бобров), «Теория металлургических процессов» (В. Ю. Васильев), «Электрические станции и сети» (Г. М . Городецкий, А. В. Орловский), «Гидроприводы» (Е. М. Хаймович), «Регулирование активных и реактивных мощностей в энергосистеме» (В. Г. Холмский) [2, с. 78].

В учебных планах было упорядочено последовательность изучения дисциплин, сокращено количество тех из них, которые изучались одновременно. Это ликвидировало чрезмерную нагрузку студентов и высвободило время для самостоятельной работы в библиотеке, кабинетах, лабораториях. Принятые меры имели принципиальное значение, если учесть, что 1928/29 у.г. на электротехническом факультете с 4100 учебных часов на специальные предметы отводилось менее 200, а в течении всего обучения студенты должны были изучить 132 дисциплины [С, с. 210]. Все это создавало в институте творческую атмосферу, способствовало укреплению дисциплины, четкому выполнению учебных задач, повышению успеваемости.

Значительные сдвиги произошли в эти годы в проведении лабораторных занятий, в организации курсового и дипломного проектирования. На всех факультетах были оборудованы лаборатории, количество которых 1940 г. достигло 50. Это способствовало улучшению качества практических работ, более широкому привлечению студентов к проведению экспериментальных работ по заказам промышленных предприятий (Киевского станкостроительного завода им. А. М. Горького, завода «Большевик» и др.) и научных исследований по тематике кафедр [2, с. 69].

Произошли изменения в организации производственной практики студентов. Согласно новому положению о производственной практике, утвержденному в марте 1938 г., наркоматы закрепляли за учебными заведениями хорошо оборудованные техникой предприятия. Так, за Киевским индустриальным институтом закреплялись такие базовые предприятия, как Горьковский автомобильный завод, Московский завод «Электросила», Киевский станкостроительный завод, заводы «Большевик», «Красный экскаватор», Харьковский электротехнический завод, Новокраматорский завод, Днепрогэс, Сталинградская ГРЭС, Донэнерго, Киевэнерго и др. [39, с. 27].

Ежегодно на заседаниях Совета института, на факультетах и кафедрах поднимались вопросы проведения производственной практики, в частности, утверждались руководители практики, закреплялись группы за предприятиями, подводились итоги практики [39, с. 27].

Основным итогом работы института по подготовке специалистов для народного хозяйства была защита дипломных проектов. Для подготовки дипломных проектов на всех профилирующих кафедрах создали специальные кабинеты. В частности хорошо организовали дипломное проектирование на кафедре технологии машиностроения. Здесь при кабинете дипломного проектирования функционировала библиотека специальной литературы (более 4000 наименований), имевшая большое количество методических пособий по проектированию, чертежи, образцы выполненных проектов. Задачи для проектирования должны были соответствовать реальным требованиям промышленности. Устанавливался объем дипломного проекта: шесть - девять листов чертежей и 250 страниц печатного формата пояснительной записки. К руководству дипломным проектированием привлекались как штатные работники кафедры, так и высококвалифицированные специалисты по производству, способствующие повышению качества дипломных проектов. Так, из 33 выпускников 1940 г., имевших профессию технология машиностроения, 11 получили диплом с отличием [2, с. 129]. Всего с 633 выпускников института 1939/40 у. г.. 62,7% защитили дипломные проекты на «отлично», 29,4% - на «хорошо», и только 7,9% - на «удовлетворительно», 14,5% - получили дипломы с отличием.

Постоянно расширялись масштабы научных исследований. Если 1936 г. ученые института разработали 100 научных тем и на их выполнение потратили 1 млн руб., то 1938 г.- 172 темы, а 1939г. - 190 тем. Общая сумма ассигнований на научные разработки достигла 1,2 млн. руб. [С, с. 248]. На механико-машиностроительном факультете 1938/39 у. г.. научные исследования проводились по 34 темам на сумму 70 тыс. руб. по госбюджету и 86 тыс. руб. по хозтемам [2, с. 123]. Научные разработки, выполненные учеными института, имели практическое значение и давали большой экономический эффект. Например, ученые кафедры обработки металлов давлением (зав. кафедрой проф. Н. Ф. Баклан) в 1935-1937 гг. спроектировали для Киевского завода им. И. Лепсе 13 типов штамповочных станков, необходимых для автотракторной промышленности страны. Каждый тип станков выпускался сериями по З0 шт. Преподаватели кафедры радио и электровакуумной техники (зав. кафедрой проф. В. В. Огиевский) 1938 г. приняли участие в строительстве радиостанции в Одессе, изготавливали для нее фильтровые высоковольтные конденсаторы [2, с. 144]. Доценты А. Н. Прилуцкий, М. М. Лич, В. М. Носов в феврале 1941г. разработали новый оригинальный станок-автомат для Киевского станкостроительного завода им. А. М. Горького, который широко применялся в промышленности. Ученые кафедры теплотехнического факультета провели исследования в области испарительных аппаратов. Плодотворно работали ученые и на других кафедрах.

Результаты научных исследований освещались и обобщались на общеинститутских научно-технических сессиях. Так, на последней предвоенной сессии, состоявшейся 7-10 мая 1941 г., было заслушано 29 научных докладов. Практиковались и другие формы научного обмена, например научные дискуссии. Так, 21 мая 1941 г. состоялась научная дискуссия на тему «Внешняя работа испарения» (докладчик - проф. В. А. Плотников) и «Второй принцип термодинамики в применении к гидравлике» (докладчик - проф. Г. И. Сухомел). Оппонентами выступали профессора М. А. Кичигин, И. Я. Штаерман, в дискуссии принимали участие студенты.

С целью активного привлечения студентов к научно-исследовательской работе при кафедрах было создано секции общеинститутского научно-технического кружка, на заседаниях которого произносились доклады и рефераты, лучшие из которых после всестороннего обсуждения публиковались в бюллетене кружка. 1939 г. состоялась первая конференция научно-технического кружка, на которой было заслушано более 300 докладов [2, с. 90], 1940 г.- вторая, в марте 1941 г. третья, которая подвела итоги работы общеинститутского научно-технического кружка за 1940 г. Особо активной деятельностью отличались кружки, работавшие при кафедрах паровых двигателей и литейного производства.

В институте широко развернулась спортивно-массовая и оборонно-массовая работа, большое значение придавалось патриотическому воспитанию студенчества. Спортивно-массовую работу возглавляло спортивное общество, которое имело в своем распоряжении стадион, большой физкультурный зал, лыжную базу, автомотовелотрек, три стрелковые тиры и другие спортивные сооружения. Спортсмены института принимали участие в велопробеге, легкоатлетических и лыжных кроссах. Было создано школы пилотов, автомобилистов и мотоциклистов, связи, радиолюбителей-коротковолновиков и др. В течении 1939/40 у. г. в них было подготовлено 13 пилотов, 80 водителей машин, 66 связистов, 100 снайперов, 400 пулеметчиков [2, с. 89].

Большую роль в жизни коллектива сыграла университетская многотиражная газета «Пролетарский студент» (с 1936 г. "Советский студент"), в предвоенные годы вышло более 300 номеров. Газета освещала самые различные стороны жизни института, способствовала устранению недостатков, улучшению учебного процесса, трудовой дисциплины, быта студентов, помогала руководству института воспитывать коллектив в духе высокой ответственности за порученное дело.