You are here

Высшее образование в контексте европейской интеграции. Интервью ректора НТУУ "КПИ" академика НАН Украины М.З.Згуровского



10 лет назад, 19 июня 1999 года министры образования двадцати девяти государств от имени своих правительств подписали совместный документ, которым определили направления реформирования высшего образования на континенте. Это событие произошло в старом европейском университете - университете итальянского города Болонья - поэтому и акт получил название "Болонская декларация". Им было основано кардинальные изменения в развитии европейской высшей школы. Страны-участницы согласовали общие требования, критерии и стандарты национальных систем высшего образования и договорились о создании единого европейского образовательного и научного пространства. В рамках этого пространства должны действовать единые требования к признанию дипломов об образовании, трудоустройстве и мобильности граждан, что существенно повысит конкурентоспособность европейского рынка труда и образовательных услуг. Украина официально присоединилась к Болонскому процессу, то есть процессу структурного реформирования высшего образования и приведения его стандартов в соответствие с общеевропейскими, на встрече министров образования 45 стран в норвежском городе Бергене в мае 2005 года.

О перспективах, которые открывает участие в Болонском процессе перед национальной высшей школой, особенности его реализации в Украине и о роли, которую могли бы сыграть в процессе преобразований высшей школы в Украине два самые известные столичные университеты, рассказывает ректор НТУУ "КПИ", председатель общественной коллегии Минобразования и науки Украины, академик НАН Украины Михаил Згуровский.

- Европейское высшее образование идет по пути кардинальных изменений. Унифицируются национальные системы подготовки специалистов, создается общеевропейское научное и образовательное пространство, осуществляются довольно радикальные институциональные преобразования. И несмотря на то, что участие в Болонском процессе для отечественной высшей школы также уже стало неотъемлемой частью ее модернизации, в среде педагогов и ученых вокруг его принципов до сих идут дебаты. Приходилось слышать мнение, что участие в нем может привести к деградации украинского высшего образования. И действительно, для чего государствам, имеющим постоянную традиционную систему высшего образования, его ломать? Для чего это Украине? Или, скажем, зачем это Италии с ее древними университетами, из которых и начиналась высшая школа в Европе?

- Речь идет не о ломке выстроенных веками национальных систем высшего образования. Если Болонские договоренности проанализировать беспристрастно и посмотреть на ход и результаты их реализации, можно сделать вывод - это магистральный путь в направлении создания общеевропейского научного и образовательного пространства. А нужен он в первую очередь для повышения возможности выпускников высших учебных заведений к трудоустройству и улучшению их мобильности на европейском рынке труда. Ну и, конечно, это действенный механизм подъема эффективности и конкурентоспособности европейского высшего образования. Для достижения этих целей было предложено внедрить общую, совместную для стран-участниц процесса двухступенчатую структуру высшего образования; принять удобные и понятные градации дипломов, степеней и квалификаций; ввести взаимно признаваемую на европейском пространстве ученую степень доктора философии; использовать единую систему кредитных единиц (систему ECTS - European Community Course Credit Transfer System), которую называют еще системой кредитных зачетов или системой кредитных уровней, что по сути является системой взаимного вызнания учебных программ; ввести унифицированные и взаимно признанные на европейском пространстве приложения к диплому; нарабатывать, поддерживать и развивать европейские стандарты качества с применением сопоставимых критериев, механизмов и методов их оценки в соответствии с требованиями европейской сети по обеспечению качества в высшем образовании - ENQA; устранить имеющиеся препятствия для расширения мобильности студентов, преподавателей, исследователей и управленцев высшей школы.

Итак, Болонский процесс стал главным инструментом институциональных преобразований в высших учебных заведениях Европы. На всех его этапах всегда отмечалось и отмечается, что это процесс добровольный и полисубъектный. Основывается он на ценностях европейского образования и культуры, но при этом не нивелирует национальные особенности образовательных систем разных стран Европы. К тому же - открытый, постепенный, многовариантный и гибкий.

Любая страна сама выбирает, присоединяться ей к этому процессу или нет. Украина решила присоединиться, и я считаю, что это правильно. Тем более, что присоединение к Болонскому процессу не требует от стран-участниц отказа от собственных наработок в области образования и науки.

- Но мы постоянно говорим об унификации образовательного и научного пространства, о введении единых стандартов национальных систем высшего образования?

- Повторюсь, Болонский процесс предполагает многовариантность. То есть, никто не требует создания в разных странах абсолютно идентичных образовательных систем. Цель другая - укрепление взаимосвязей и улучшение взаимопонимания между различными системами образования. Для Украины с ее традиционно мощной образовательной отраслью это особенно важно. Ведь, если для стран, не имеющих развитого фундаментального образования и науки, которые ориентированы преимущественно на потребление чужих технологий и товаров и на продажу другим странам собственных природных ресурсов, копирование моделей, отработанных в более развитых в научно-образовательном смысле государствах, является оптимальным, то для нашей страны с ее крепкими научно-образовательными традициями такой путь неприемлем. Более того, для отечественной системы высшего образования безоговорочное заимствования некоторых формальных процедур и отказ от собственных наработок может действительно привести к ее деградации. Ведь на протяжении многих десятилетий Украине была присуща роль активного генератора новых знаний, производителя новых видов техники и высоких технологий, с которыми она выходила и на внешние рынки. Поэтому относиться к реформам следует разумно.

Если взглянуть на структуру и потенциал национальной промышленности, образования и фундаментальной науки, вспомнить о мощном человеческом капитале и неплохих ресурсных возможностях, можно сделать вывод, что мы еще не потеряли шанса для "прорыва" к группе высокоразвитых стран мира. Тех стран, где утверждаются качественно новые принципы экономической деятельности, а, следовательно, приоритеты в развитии образования и науки предоставляются естественно-техническим отраслям, на основе которых создается новая технологическая база.

Следует отметить, что неотъемлемой составляющей основных принципов экономического развития государств, которые мы традиционно относим к "развитым", является триада «образование-наука-производство». Именно она является фундаментом развития промышленности, а следовательно - и торговли, финансов, рыночных сетей и тому подобное. Таким образом высшее образование создает предпосылки для построения благосостояния. И даже в условиях вызванной мировым финансово-экономическим кризисом стагнации промышленности, что, в некотором роде, мешает развитию высшего образования вообще и технического в частности, национальная высшая школа в таких странах остается на своих позициях. Это в нынешних условиях становится фактически гарантией независимости государства.

Страны же, которые отвергают такой путь, становятся потребителями чужих и, зачастую, уже устаревших технологических достижений, что неизбежно готовит им место в группе зависимых государств, сырьевых придатков и экологических свалок.

- Что должно измениться в деятельности отечественной высшей школы в связи с присоединением к Болонскому процессу?

- Реформируя национальную систему образования, мы прежде всего должны ответить на вопрос - чему и как учить специалистов, чтобы они были способны обеспечивать адекватные ответы на общественно-политические, экономические, технологические вызовы, которые сопровождают развитие человечества, и при этом могли способствовать гармоничному развитию природного и человеческого потенциалов своих стран и всего континента на основе принципов устойчивого развития, что фактически уже стали основой новой парадигмы существования цивилизованного мира.

В этом контексте важно выделить два фактора.

Первый обусловлен информационной революцией и рождением общества, построенного на знаниях. Этот фактор диктует новые требования к методологической, мировоззренческой, системной подготовке современных специалистов.

При организации такой подготовки следует исходить из того, что во всех сферах человеческой деятельности сегодня существенно возрастает роль системных, междисциплинарных знаний человека, необходимых для рационального и осмысленного оперирования бесконечными потоками различных знаний и данных с целью решения новых, нестандартных проблем.

При таких обстоятельствах главное место отводится аналитическим способностям педагога и ученого, то есть его умению искать и находить необходимую информацию, точно формулировать проблемы и гипотезы, замечать определенные закономерности в совокупностях, казалось бы, разнородных данных, находить способы решения нестандартных междисциплинарных проблем.

Второй фактор связан с построением национальных экономик большинства стран мира на основе инноватики. Они, как было сказано выше, объединяют такие важные общественные составляющие, как производство, науку, образование и бизнес в единую инновационную модель страны, отрасли или компании. Поэтому современный специалист должен иметь целостные знания о рынке, инновационных механизмах и уметь их применять в своей практической деятельности.

Подобные подходы обусловливают необходимость внедрения в образовательную практику современных инновационных технологий передачи знаний, основой которых является овладение студентами "знаниями-инструментами", а сущностью - ни слово "заучи", а понятие "создай". То есть, нужно заменить существующую "репродуктивную" форму образования на творческо-исследовательскую.

Производной от этих задач являются и чисто методологические проблемы, которые сейчас стоят перед высшей школой. Успешное их решение особенно важно для высшего технического образования, в котором компонента "знания" является лишь основой для осуществления компоненты "умение". Ведь целью технического образования является научить человека создавать что-то новое, и этой цели подчинены все задачи, этапы и структура обучения.

Не следует забывать и о том, что в условиях быстрого внедрения все новых технологий и даже появления новых научных отраслей, ощущается все большая потребность в интеграции целого ряда дисциплин, которые ранее считались самостоятельными и не связанными между собой. В результате возникают междисциплинарные и мультидисциплинарные программы обучения. Понятно, что новые формы генерирования знаний нуждаются не только в реконфигурации университетских кафедр и факультетов, но и в уменьшении дистанции между фундаментальными и прикладными исследованиями и программами подготовки специалистов, ориентированными на решение сложных междисциплинарных проблем.

- Не стоит ли для решения этих проблем воспользоваться опытом своих предшественников? Вспомним, в не такой уже далекой истории нашим ученым удавалось в очень сжатые сроки решать довольно сложные задачи.

- К сожалению, перенести в современные реалии опыт тогдашней организации науки и образования просто невозможно. Хотя и были они, действительно, иногда чрезвычайно эффективными. Но ввиду того, что выстраивались для работы в централизованной системе хозяйствования, сегодня вряд ли будут работать с таким же отдачей. И, собственно, мы это видим и сейчас, поскольку эта система работает и сегодня, ведь, несмотря на то, что окружающий мир кардинально изменился, ее коренным образом никто не перестроил. Отсюда и многочисленные проблемы, которые ранее были невозможны в принципе. То есть, необходимость новых подходов к организации высшего образования диктует сама жизнь. Но согласен, то из отечественного опыта, что можно использовать, отвергать не следует. А как и раньше, так и теперь, первичным субъектом преобразований должно стать, безусловно, государство. И сводятся эти подходы к следующему.

Первое. Государство должно сформулировать приоритеты собственного научно-технологического развития в виде ряда национальных программ и стратегии их реализации на основе привлечения отечественного производства, науки, образования и бизнеса в едином взаимосвязанном комплексе.

Второе . Определенная стратегия развития потребует комплексного совершенствования четырех главных звеньев образования: профессионально-технического, специально-технического, высшего и последипломного. В соответствии с принципом "образование в течении всей жизни" преобразования должны обеспечить непрерывность учебного процесса по большинству направлений подготовки, переподготовки и их взаимосогласованность.

Третье. Путем стратегического планирования развития приоритетных отраслей экономики и их сбалансированного кадрового обеспечения должны быть устранены значительные структурные несоответствия между потребностями экономики и объемами и структурой подготовки и переподготовки специалистов. Государственный заказ должен выделяться только на эти цели. Поэтому бюджетные средства уже нельзя будет тратить на обучение невостребованных обществом специалистов, особенно в условиях существования острого дефицита кадров по отдельным специальностям. Прежде всего это касается базовых отраслей промышленности, за счет которых Украина должна осуществлять свое стратегическое развитие. Например, спрос на инженеров-механиков, инженеров-приборостроителей, энергетиков, на химиков-технологов, на специалистов в области информационных технологий и электроники в 1,5-2 раза превышает возможности высших технических учебных заведений Украины. Замечу попутно, что эти явления соответствуют и мировым тенденциям. Так, в Японии сегодня дефицит инженеров составляет 1 млн. человек, в Германии - 1,5, в США - 2,5.

Четвертое. Государство также должно устранить существенные диспропорции системы высшего образования, что существует в Украине. Главными ее проблемами являются сейчас неоптимальность сети вузов, отсутствие согласованности образовательно-квалификационных уровней бакалавра и магистра требованиям работодателей, неопределенность места этих уровней на рынке труда, избыточное количество направлений, специальностей и специализаций высшей школы. Только представьте: в Украине существует 76 направлений подготовки специалистов и 584 специальности, по которым эта подготовка осуществляется. Это в 2-2,5 раза превышает аналогичные показатели в США, Англии, Японии!

Поэтому для адаптации национальной системы высшего образования к потребностям общества и рынка труда необходимо:

- Отойти от нечеткости трактовки образовательно-квалификационного уровня "бакалавр", определив его как уровень базового высшего образования с основательной фундаментально-научной компонентой и необходимой квалификационной составляющей и совместно с работодателями очертив место таких специалистов на рынке труда. При этом право подготовки бакалавра должно быть предоставлено только учреждениям высшего образования III-IV уровней аккредитации;

- Трансформировать образовательно-квалификационный уровень специалиста к степени магистра по отрасли знаний (магистра инженерии, магистра права, магистра бизнес-администрирования и др.) наряду со степенью магистра наук;

- Окончательно совместно с работодателями определить перечень квалификаций и должностей для выпускников учебных заведений Украины по уровням "квалифицированный рабочий", "младший специалист", "бакалавр", "магистр", и внести соответствующие изменения в общегосударственные нормативные документы.

Пятое. В Украине должна быть создана эффективная система последипломного образования, которая удовлетворяла бы потребности рыночной экономики. Пока же большинство из 562 институтов повышения квалификации и переподготовки кадров МОН Украины действуют обособленно как от производственного сектора, так и от мощных университетов. Более того, они не обеспечены высококвалифицированными кадрами, имеют слабую учебно-лабораторную базу. Поэтому для адаптации этого звена образования с потребностями рынка труда целесообразно, во-первых, осуществить его интеграцию с университетами, и, во-вторых, тесно связать деятельность университетов в этой сфере с современной промышленностью, усовершенствовав подготовку по дисциплинам, которые касаются корпоративного управления , корпоративного права, охраны интеллектуальной собственности, конкурентоспособности и т.д., тем самым обеспечив подготовку специалистов, способных работать в новых хозяйственных структурах и в сфере бизнеса. Замечу, что в развитых странах объем последипломного образования оценивается соотношением 3: 1, то есть 3/4 учебных возможностей высшего учебного заведения используются на обучение студента, а 1/4 - на повышение квалификации, переподготовку специалистов со стажем. Достичь такого показателя должны стремиться и мы. Однако, чтобы к нему хотя бы приблизиться, учебные заведения должны иметь соответствующий уровень развития своего научно-технического сектора: учить специалистов должен тот, кто сам что-то знает и умеет.

Шестое. Должна быть остановлена тенденция к ухудшению качества высшего образования, которое наблюдается в последнее время в Украине. Следует признать, что в последние 10-15 лет у нас возник значительный разрыв между потребностями общества и образованием, что привело к ослаблению проблемно-ориентированной подготовки выпускников школ, ПТУ и ВУЗов, снижение качества дипломного проектирования, сузило производственные практики и, как следствие, ухудшило квалификационные кондиции выпускников учебных заведений. Существенно расширилась сеть учебных заведений, где нет научно-педагогических школ, не проводятся научные исследования, отсутствуют соответствующая материальная база и элементарные условия для обучения. Не способствуют улучшению ситуации существенное ухудшение подготовки выпускников школ и рост числа студентов, обучающихся в государственных учебных заведениях по контракту, без применения к ним таких же требований, как и к студентам, обучающихся по госзаказу. К тому же, сейчас в нашей системе высшего образования более 70% будущих специалистов проходят подготовку по репродуктивной модели. Они усваивают определенную совокупность фактов и знаний, могут их шаблонно применять, но не способны решать незнакомые для них задачи. Еще примерно 20% выпускников украинских ВУЗов очень плохо ориентируются в избранных профессиях уже через собственную небрежность и нежелание учиться. И только 10-ю процентами своих выпускников украинские ВУЗы могут гордиться. Но и эти люди становятся таковыми не столько благодаря университетам, в которых учились, сколько потому, что являются самодостаточными и хорошо мотивированными личностями, которые хорошо овладели методом самообучения и самосовершенствования.

Все это очень серьезно, потому что снижение качества обучения может стать одним из главных препятствий на пути реального вхождения Украины в Европейское образовательное пространство. Это, в частности, может привести к непризнанию европейским сообществом дипломов университетов, которые не будут способны пройти внешнюю экспертизу. Следствием будет снижение мобильности на европейском пространстве их студентов и выпускников.

Седьмое. Высшие учебные заведения должны стать локомотивами научных исследований. Сегодня, к сожалению, высшим учебным заведениям отводится второстепенная роль в проведении передовых научных исследований, являющихся основой элитной университетской подготовки. В соответствии с этим выстроилась система приоритетов, по которой объемы финансирования университетской науки почти на порядок ниже академической. Это при том, что сейчас научные коллективы высших учебных заведений играют довольно значительную роль в развитии перспективных технологий, поскольку спад производства привел к ослаблению заводского сектора науки, научно-исследовательских организаций, конструкторских учреждений, проектных организаций. И роль эта может быть еще больше, если вспомнить о соотношении между количеством научных работников высшей квалификации (кандидатов и докторов наук), которые работают в разных секторах науки: самый большой их процент приходится именно на образовательную отрасль.

Но пока отношение со стороны государства к научному потенциалу высшей школы вредит как науке, так и образованию. Во-первых, потому что подготовка высококвалифицированных кадров невозможна без развитой науки и без погружения будущих специалистов в реальные научные исследования, разработку новых технологий и участие в работе коллективов, занятых решением конкретных технических и экономических проблем. И, во-вторых, потому что без активного привлечения к научной работе большого количества студенческой и аспирантской молодежи и сама академическая наука обречена на упадок.

- Значит, проблема только в отношении к высшему образованию государства, точнее государственных чиновников, работающих в этой сфере? Заменим их, дело сдвинется?

- Оно и теперь не стоит на месте, но, действительно, может значительно ускориться. Однако не стоит сводить все к "плохим" чиновникам-педагогам. Тем более, что именно работники профильных государственных органов понимают, что сегодня нужно национальной высшей школе. А вот для власть держащих, которые представляют законодательную и исполнительную власть высшего уровня, эти вопросы, кажется, неинтересны и неактуальны. Все их силы и внимание забирают, к сожалению, перипетии политической борьбы.

Существуют и другие проблемы, которые необходимо решить на пути к европейской интеграции. Проблемы, так сказать, технологического характера, для решения которых, впрочем, также нужна политическая воля. Это и создание современной информационной инфраструктуры образования и науки с ее подключением к европейским компьютерным сетям и информационных ресурсов, и действенная научное и технологическое сотрудничество Украины с Европой в рамках Шестой рамочной программы ЕС, и улучшение мобильности студентов и преподавателей Украины на европейском пространстве и прочее .

А еще - утверждение новой роли высшего образования и его ведущих заведений, соответствующих той роли, которую играют известные университеты в странах Европы. Там университеты выступают как мощные методологические центры, в которых определяются ключевые общественные ценности и которые являются источниками распространения современных знаний и определения интеллектуальных ориентиров для общества. Замечу, что для того чтобы успешно выполнять такие функции, университеты должны быть независимыми, то есть иметь формально признанную государством автономию и академическую свободу. А еще - ресурсы для того, чтобы исследовать и объяснять законы существования и деятельности человека в естественной среде и в определенных социумах и тому подобное. Естественно, что занять такое место в общественной иерархии университеты могут только тогда, когда государство заинтересовано в своем развитии, что побуждает его оказывать и гарантировать университетам подобные права.

Стоит заметить, что впервые новая миссия университетов в общественном развитии в наиболее обобщенной форме была сформулирована в том же Болонском университете во время празднования его 900-летия в 1988 году. Тогда во время торжеств их участники, что представили 430 университетов, в присутствии представителей общественности, чиновников и духовенства подписали совместный документ, известный под названием "Большая Хартия Университетов" (Маgnа Сhаrtа Unиvеrsitatum), в котором и было определено новую роль современного высшего образования в Европе . Следует отметить, что научная, образовательная и политическая элита большинства стран континента с энтузиазмом поддержали идею составления и подписания этого документа. Таким образом, содружество самых известных и мощных научно-образовательных учреждений выступило в роли новатора, пионера тех преобразований, по которым пошла вся Европа, формируя систему ценностей и принципов функционирования собственно всего Европейского Союза.

- А способны украинские ВУЗы выполнять подобную функцию?

- В Украине, к сожалению, университеты такой роли никогда не играли. Даже Ассоциация ректоров университетов Украины за десятилетний период своего существования собиралась лишь несколько раз. И то для поддержки определенных политических лидеров на выборах, что не входит в ее полномочия и, кстати, противоречит "Большой Хартии Университетов".

Не выполняют свою роль в контексте европейских подходов и региональные союзы ректоров. Ведь берутся в основном лишь за обсуждение мелких хозяйственных вопросов или бессистемных и, зачастую, второстепенных реформаторских инициатив МОН. В целом же украинские ВУЗы пока действуют пассивно, разрозненно и даже разнонаправленно. Они не только не смогли консолидировать свой интеллектуальный потенциал вокруг ключевых проблем развития общества, а наоборот, во многих случаях даже выступают как конкурирующие субъекты.

Очевидно, пора изменить ситуацию. Флагманами преобразований в этой сфере могли бы стать два крупнейших и самых известных сегодня национальные университеты - Киевский национальный университет им. Тараса Шевченка и Национальный технический университет Украины "Киевский политехнический институт". Союз этих университетов, которые являются учебно-научными учреждениями, имеющими собственные научные школы с более чем столетней историей, возьмет на себя ответственность за формулирование главных идей по дальнейшему развитию высшего образования и науки в Украине, принципов их воплощения в жизнь, определение определенных ориентиров в этом процессе и даже путей решения ключевых проблем общества. Более того, такой союз вполне способен стать ядром создания сообщества высших учебных заведений, к которому могли бы войти все ведущие университеты Украины.

- Почему Вы считаете, что именно эти два столичные университеты могли бы стать лидерами в этом процессе?

- Для этого есть веские основания. И это не только статус национальных, век, значимость научных достижений и разнообразие направлений, по которым осуществляется подготовка будущих специалистов, численность и квалификация научно-педагогических кадров, но и их общая история.

КНУ им. Т.Шевченка и НТУУ "КПИ" связывает целая плеяда выдающихся личностей и ряд значимых для отечественной науки событий. Напомню, непосредственное участие в создании Киевского политехнического института императора Александра II принимали почетный доктор университета Св. Владимира, генерал-губернатор О.П.Игнатьев, известные университетские профессора C.М.Сольский, М.А.Бунге, Г.Г.Де- Метц и другие. Государственную экзаменационную комиссию КПИ в 1903 году возглавлял почетный доктор Киевского университета Дмитрий Иванович Менделеев. Группа ведущих профессоров Киевского университета, Киевского политехнического института и Харьковского университета в 1918 году основали Украинскую академию наук. С обоими университетами связаны и судьбы выдающихся ученых С.П.Тимошенка, Б.Я.Букреева, О.М.Дынника, В.П.Ермакова, Л.В.Писаржевского, М.П.Кравчука, Ю.Л. Далецкого и других. Постоянные и прочные связи существовали между этими учебными заведениями и позже, вплоть до сегодняшнего времени. Фактически, следует только формализовать эти связи и, конечно, наполнить их новым современным содержанием.

Вновь создаваемый союз Киевского национального университета им. Т.Шевченка и Национального технического университета Украины "Киевский политехнический институт" может и должен взять на себя функцию первопроходца и ответственность за поиски путей решения системных проблем образования Украины, прежде всего - повышение качества человеческого капитала, который закаляется высшей школой. Конечно, их деятельность будет касаться не только высших учебных заведений, но и системы среднего образования и подготовки научных кадров высшей квалификации. А еще - формирование ценностей молодого поколения украинцев.

Последнее, кстати, является самым важным. Ведь через ценностный кризис, что углубляется обстоятельствами, в которых оказалось сейчас наше государство, Украина стремительно вошла в длительную рецессию и деградацию. Поэтому осмысление кризиса ценностей для украинского общества должно стать первоочередной задачей научно-педагогических школ университетов. И только на этой основе мы должны выстраивать стратегию реформ, нарабатывать предложения к новым нормативно-правовым актам и осуществлять определенные действия в практической плоскости.

Впрочем, к практическим шагам следует прибегать уже сейчас. Первыми из них должны стать следующие:

  • отработка модели исследовательского университета, статус которого наши учебные заведения де-юре уже получили;
  • организация сотрудничества университетов в инновационной сфере;
  • наработка модели университетской автономии для условий Украины;
  • рациональное применение Болонской системы для высшей школы Украины;
  • обеспечение более полного взаимодействия и сотрудничества с Национальной академией наук Украины;
  • повышение роли университетов Украины на международной арене, исходя из их международных рейтингов, участия в Седьмой рамочной программе и тому подобное;
  • демократизация управления университетами и совершенствование самоуправления.
  • Убежден, что совместно решая эти и другие проблемы, КНУ им Т.Шевченка и НТУУ "КПИ" принципиально изменят роль университетов в Украине, поднимут значимость интеллекта, новых знаний и общечеловеческих ценностей в общественном развитии государства.

    x

    Електронний кампус

    Інформаційні ресурси

    Викладачі КПІ

    GitHub репозиторій