You are here

О Семене Тетельбауме вспоминает Нина Яковна Авербух


Бланк QSLs С.І. Тетельбаума

Нина Яковлевна Авербух, выпускница КПИ 1947 года, ученица, друг семьи С.И. Тетельбаума и его коллега с спецпроизводства №2 (единственная женщина в коллективе!). Пережив эвакуацию, потерю родных, борьбу с "космополитизмом", она защитила кандидатскую и закончила свой трудовой путь главным специалистом по защите коммуникаций от коррозии Министерства коммунального хозяйства Украины. Несмотря на почтенный возраст (почти 85), Нина Яковлевна ведет активный образ жизни, занимается спортом, путешествует, выступает с рассказами о корифеях науки, с кем пришлось работать, встречается со студентами, в частности, любезно согласилась посетить редакцию "КП" и рассказать о прошлом.

Молодой профессор

Под руководством Семена Исааковича я начала работать с октября 1941 года: секретарем деканата, лаборантом, техником, инженером-экспериментатором спецпроизводства. В 1941-м КПИ действовал в составе Среднеазиатского индустриального института, и Семен Исаакович возглавил спецфакультет. Так назвали радиофак с целью сохранения секретности. Поскольку это был единственный из всех факультетов всех вузов региона, что давал бронь своим студентам и сотрудникам, учились там исключительно юноши, много было военных, комиссованных после ранения. Тетельбаум одевался очень скромно: полотняные штаны, сандалии, тенниска. Среди бравых воинов, которые "стреляли" в него курево на крыльце института, не подозревая, кто перед ними, Семен Исаакович выглядел совсем не солидно. Но каким же было их удивление, когда впоследствии видели профессора за преподавательской кафедрой.

Со студентами профессор Тетельбаум держался очень демократично. На экзаменах позволял пользоваться конспектами и учебниками, говорил: если студент в стрессовой ситуации за полчаса разберется в вопросах билета, то сможет потом уверенно ориентироваться в напряженных обстоятельствах, будучи специалистом. Его предмет "Радиопередающие устройства" четверокурсники считали очень сложным. Иногда студенты даже переходили на другие специальности, чтобы не сдавать его. Но даже за двойку на экзамене на преподавателя не обижались: он был очень корректным с подопечными - два собеседника выяснили, что один знает предмет, а другой - нет, зафиксировали это в ведомости и разошлись - ни слез, ни обид.

Говорил Семен Исаакович интересно, к тому же хорошим языком, как диктор радио. Но ... первые 15 минут лекции. Далее увлекался, начинал говорить быстро, угнаться за его мыслью было совершенно невозможно. Приходилось студентам останавливать своего лектора. И снова картина повторялась: минут 15 четкой академической речи - и полет мысли, за которым студенты не всегда успевали.

Кстати, кажется, не было такой области науки, искусства, в которой бы он не разбирался досконально. Какая бы тема не обсуждалась с участием Семена Исааковича, казалось, что он дипломированный специалист именно в этой области.

Руководитель спецпроизводства

Одновременно ученый возглавлял лабораторию, так называемое спецпроизводство №2, где занимались военными разработками (кстати, такое название оно еще некоторое время имело в Киеве после возвращения института). Руководитель отличался невероятной работоспособностью. Жили эвакуированные из Киева далеко от центра, где находился институт. В лаборатории засиживались далеко за полночь. Но уже в восемь утра Семен Исаакович появлялся с черновиками новых схем и расчетов. На вопрос: "Когда же вы успели?" Звучал ответ: "Но после второго еще много времени".

Семен Исаакович был человеком образованным, широко эрудированным. Иногда на производстве ни технолог, ни рабочий не знали, как изготовить какую-то деталь - приходил Тетельбаум, показывал и объяснял. Казалось, в его работе не было мелочей, которых бы он не знал. Коллеги Семена Исааковича и сейчас рассказывают свои впечатления от работы с ним: когда он обращался с конкретным вопросом, хотелось вытянуть руки по швам и отрапортовать. Он не терпел пустых разговоров - перебивал собеседника наводящим вопросом, если и после этого ответ не был деловым и по сути - прерывал беседу.

За разработку первого в СССР радиолокатора в 1944-м С.И.Тетельбаум - человек гражданский - был удостоен боевого ордена Красной Звезды.

Почерк

У Семена Исааковича мне приходилось заниматься и делопроизводством, оформлять научные отчеты. А почерк у него был такой, что порой он и сам не мог расшифровать ту или иную группу знаков (буквами это нельзя назвать даже с большой натяжкой). К примеру, такие диалоги происходили очень часто. Спрашиваю: "Это какое слово?" - "Антенна". - "Да не подходит по контексту". - "Тогда "аналогично". "А чего касается это" аналогично "?" - "Да вы уже сами разберитесь".

Помню как-то, главный редактор стенгазеты доцент ММФ Т.В.Путята чуть ли не со слезами обращалась ко всем помочь распечатать сообщение Семена Исааковича. Или другой случай. Для празднования юбилея Попова создали республиканскую комиссию под руководством Тетельбаума. Захожу в приемную директора института киноинженеров, а секретарша в отчаянии. Идет рабочее заседание юбилейной комиссии, нужно напечатать проект решения, а текст разобрать практически невозможно, потому что написан он Тетельбаумом. Пришлось сесть за "Ундервуд" и быстренько "отстучать" документ. А уже через несколько минут из кабинета выбежал Семен Исаакович с отпечатанным текстом - очень хотелось ему посмотреть, кто смог прочитать его почерк, и пригласить к себе на работу. Каково же было его "разочарование", когда увидел знакомое лицо.

Наставничество

Обращая взгляд в прошлое, кажется: все лучшее, чему научилась, это благодаря С.И.Тетельбауму. Он заворачивал мои первые чертежи, а то были антенные узлы боевых самолетов, учил оформлять плакаты к выступлениям, показывал, как заостренной спичкой, обмакнутой в тушь, писать формулы и тому подобное. Когда в 1948-м мне предложили в Киноинженерном институте новое для меня направление работы, волновалась - справлюсь ли. На что Семен Исаакович возмущенно заявил: зачем же я возился с вами семь лет, если вы не в состоянии овладеть новым направлением. А уже через 2 года, работая ассистентом кафедры электротехники и заменяя преподавателя, я читала студентам лекции по ТОЭ. И это благодаря уверенности Семена Исааковича в моих способностях.

При дальнейшем трудоустройстве лучшей рекомендацией для меня были не документы об образовании и трудовая книжка, а тот факт, что я работала под руководством С.И.Тетельбаума.

Жизнь как она есть

Семен Исаакович увлекался различными идеями, которые не всегда получали воплощение. В начале 50-х его родственник из Ленинграда, доктор наук, издал научно-фантастический роман. Тетельбаум все предлагал: "А почему бы и нам не попробовать?"

В 1946 году для ученых Киева выделили десять "Москвичей". Один достался Семену Исаакович. Но водительские права он получить не смог. На вопрос "Как работает магнето?» Он списал страницу формулами и совсем заморочил голову экзаменатору. Так и ездил все время с водителем.

У Семена Исааковича была моторная лодка. В осенью 1958-го он организовал для коллег выезд на природу (на Труханов остров). Погода стояла холодная, волна не давала пристать к берегу. Тогда Семен Исаакович не долго думая разделся, прыгнул в воду и подтянул лодку. Он никогда не жаловался на здоровье, в середине 50-х увлекся подводным плаванием.

Тем невероятнее стало известие о его смерти. Она застала меня 26 ноября в Западной Украине, где находилась в командировке. У облисполкома вывешивали свежие газеты. И в одной из них прочитала: скоропостижно скончался выдающийся ученый ... Мелькнула мысль: возможно, однофамилец, а дальше - пустота. Очнулась сидя на снегу у того стенда, коллеги тормошили меня, что-то говорили.

Столько лет прошло, но не смирился ум с большой несправедливостью, когда лучшие уходят в вечность преждевременно.

x

Електронний кампус

Інформаційні ресурси

Викладачі КПІ

GitHub репозиторій