Ви є тут

Пирогов Николай Иванович. Выдающийся хирург, ученый и изобретатель

Foto. Пирогов Микола Іванович

25 ноября 2010 года исполнилось 200 лет со дня рождения выдающегося хирурга, анатома, ученого, гуманиста и педагога Николая Ивановича Пирогова (1810-1881).

Он был сыном военного чиновника Ивана Ивановича Пирогова, который служил в чине майора казначеем в Московском провиантском депо.

Образование Николай получил сначала дома, а потом в частном пансионе. В четырнадцать лет, за определенное вознаграждение уговорив священника «увеличить» ему возраст на два года и блестяще выдержав вступительные экзамены, Николай стал студентом-медиком Московского университета.

Учился Пирогов очень тщательно. Не довольствуясь по некоторым важным вопросам почти чистой теорией, он набирался профессионального опыта с помощью необычных для студентов и преподавателей собственных оригинальных методик. Так, он принимал бычий пузырь, набивал его кусками мела, подвязывал к животу приятеля, после чего искусно освобождал пузырь от мела, тщательно соблюдая все необходимые подходы и разрезы. Или он прятал деревянную щепу, которая имитировала ту или иную мышцу, в рукав старого сюртука, набитого ветошью и, осторожно работая скальпелем, медленно распарывал ткань, находил скрытую треску и изымал ее.

Пирогов в отличие от большинства узкоспециализированных коллег-врачей очень удачно сочетал опыт и знания как хирурга, так и анатома. Прежде чем делать какую-либо операцию на живом человеке, он все свои действия до мелочей отрабатывал на трупе. Благодаря такой методике были спасены тысячи и тысячи человеческих жизней.

В те годы любое новаторство в медицине маститыми учеными встречалось в штыки. Не раз Пирогов страдал из-за своего увлечения чем-то новым и прогрессивным. Только Николай Иванович изобретал необычный хирургический инструмент, которым еще не пользовались за рубежом, как тут же поднимался шум, что Пирогов слишком мудрит. Однако впоследствии создан ученым инструмент благодаря своему удобству приобретал распространение и заменял традиционный. Больше всего недовольство вызвал его чрезвычайно простой и надежный прибор для вдыхания эфирных паров для общего наркоза во время сложных операций. 14 февраля 1847 года Пирогов сделал свою первую операцию под эфирным наркозом.

В следующем, 1848 году, Николай Иванович работал на холерной эпидемии. Препарируя трупы, он под микроскопом наблюдал холерный вибрион, но не придал этому значения. И только через 34 года Роберт Кох признал холерный вибрион возбудителем этой страшной болезни.

Однажды, когда эпидемия пошла на убыль, Пирогов оказался на рынке. Там он увидел рассеченные замороженные туши и остановился как завороженный. Ученый с восторгом смотрел на замерзшие ткани, которые сохранили свою естественную структуру. Накупив различного мяса, в том числе с костями и сухожилиями, чем немало удивил продавца, и вернувшись домой, Пирогов начал раскалывать и распиливать замерзшие куски. С каждым движением перед ним появлялись мышцы, сосуды, нервы и кости, взаимное расположение и строение которых прекрасно передавали топографические соотношения различных тканей.

- Если заморозить труп, - рассуждал ученый, - а потом его распилить слоями, смещение органов не произойдет и они останутся на своих местах, чего нельзя достичь при традиционной анатомической препарации, которая применяется во всем мире. Появится возможность четко увидеть нарушения анатомии того или иного органа во время патологического процесса, а следовательно, - целенаправленно, а не на ощупь, лечить аналогичную патологию живого человека. Этот метод, изобретенный ученым, получил название «ледовой анатомии», а четырехтомный атлас под заглавием «Топографическая анатомия, иллюстрированная срезами через замороженные человеческие трупы» увековечил его имя.

В мастерской скульптора, жившего рядом с его домом, ученому пришла в голову идея, которая привела к созданию гипсовой повязки. До сих пор для лечения переломов костей широко применяли крахмальную повязку, которая длительное время не засыхала, а засохнув, неплотно прилегала к сломанной руке или ноге, что приводило к неправильному срастанию костей, а также легко разрушалась от дождя и сырого воздуха. Гипсовая повязка не имела этих недостатков и вскоре вся Европа пользовалась этим изобретением для лечения любых переломов.

Во время героической обороны Севастополя, куда Пирогов в 1854 году попал добровольцем, он был поражен большой смертностью раненых. Отменив «общую очередь» легко- и тяжелораненых, а также инфицированных больных, ученый предложил их сортировать и в результате навел порядок в оказании медицинской помощи раненым на всех ее этапах. Лично осматривая пострадавших, Пирогов давал указания куда и когда госпитализировать того или иного солдата или офицера, что значительно уменьшало смертность и послеоперационные осложнения.

Именно в этот период Пирогов спас здоровье, а может и жизнь, 21-летнему Дмитрию Ивановичу Менделееву, который после окончания Главного педагогического института был назначен старшим учителем естественных наук в Симферопольской гимназии. По пути к месту будущей работы, по рекомендации врача, который в то время наблюдал за здоровьем серьезно больного Менделеева, будущий ученый обратился за консультацией к знаменитому хирургу. Пирогов сразу опроверг поставлен Менделееву диагноз «туберкулез» и быстро вернул его к полноценной жизни.

Дмитрий Иванович навсегда сохранил чувство благодарности и восхищения Пироговым. «Вот это был врач! - Часто говорил он. - Насквозь человека видел и сразу мою натуру понял ».

В 1862 году Н. И. Пирогов сохранил раненую ногу народному герою Италии Джузеппе Гарибальди. Все знаменитые хирурги того времени единогласно предлагали ампутировать ногу, в кости которой застряла пуля, и только один Пирогов, тщательно осмотрев рану, категорически отверг это предложение. И случилось чудо: на двадцать пятый день лежания пациента пуля приблизилась к поверхности раны и была легко удалена, а через несколько дней раненый уже мог ходить.

Своим огромным опытом Пирогов щедро делился со студентами. Много лет, находясь на должности попечителя Киевского и Одесского учебных округов, он боролся с сословными предрассудками в образовании, выступал за автономию университетов и общее начальное образование. Именно благодаря Николаю Ивановичу в Киеве впервые в России были учреждены воскресные школы. Произошло это 1859 года, когда открыли медицинскую клинику Университета Святого Владимира. Основная задача образовательной реформы Пирогов видел в воспитании личности, о чем свидетельствуют его слова: «Все те, кто готовится быть полезными гражданами, должны сначала научиться быть людьми».

Известный современник Пирогова основоположник русской научной педагогики К.Д.Ушинский писал: «Наконец мы имеем среди нас человека, на которого с гордостью можем указать нашим детям и внукам и безупречным путем которого можем вести смело наши молодые поколения. Пусть наша молодежь смотрит на этот образ - и будущее нашего отечества будет обеспечено». «М.И.Пирогов не только возбуждает в нас желание деятельности в пользу общественную, но и рождает твердую уверенность в том, что эта деятельность не пропадет зря. Народ, из среды которого выходят такие личности, как личность Н.И.Пирогова, может с уверенностью смотреть на свое будущее ».

... У замечательного русского писателя Александра Ивановича Куприна (1870-1938) есть рассказ «Чудесный доктор», впервые напечатанный в газете «Киевское слово» в 1897 году с подзаголовком «Настоящий случай». Все описанное в нем действительно произошло в Киеве. Вот содержание рассказа.

В бедном семействе заболел один из четырех малолетних детей. Отец, по фамилии Мерцалов, не имея даже копейки в кармане, не знает, как ему быть дальше. Совсем недавно он сам переболел брюшным тифом, и на его лечение ушли все нищие сбережения. Когда он выздоровел, то выяснилось, что он потерял работу. Случайных заработков не хватало. Через плохие жилищные условия вся семья жила в сыром подземелье, где начали болеть дети. Три месяца назад умерла девочка, а теперь и другая лежала при смерти. В отчаянии, проклиная жизнь, отец идет просить милостыню. И вдруг в парке, где он уже решил покончить с собой, встречает незнакомца, что с сочувствием выслушав Мерцалова, представляется врачом и требует немедленно отвести его к девочке, что умирает. Незнакомый врач внимательно осматривает девочку и, назначая лечение, выписывает рецепт. Чтобы поблагодарить врача, Мерцалов просит назвать его фамилию. Но тот почему-то не называет ее. Мерцалов идет провожать врача, а когда возвращается, то под чайным блюдцем вместе с рецептом находит несколько крупных кредитных билетов. А когда он получил из аптеки лекарства, то сразу узнал фамилию своего благодетеля: на прикрепленном к бутылочке с лекарством аптечном ярлыке было написано: «По рецепту профессора Пирогова».

А.И.Куприн не придумал рассказ, а описал случай, что действительно имел место в жизни человека, рассказавшего ему эту трогательную историю. «Чудесным доктором» был Николай Иванович Пирогов.

Свою жизненную позицию, свое мировоззрение Пирогов выразил в словах, которые принадлежат ему и которые он вынес в эпиграф к статье «Вопросы жизни»: «К чему вы готовите своего сына? - Кто-то спросил меня. Быть человеком, - ответил я ». Николай Иванович мог так сказать, потому что всю свою жизнь он был Человеком.

x

Електронний кампус

Інформаційні ресурси

Викладачі КПІ

GitHub репозиторій